Комментарий к Договору о Евразийском экономическом союзе

 

 

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 марта 2015 года

 

Общие положения

Договор о Евразийском экономическом союзе (далее - Договор о ЕАЭС либо Договор) состоит из 4 частей, 28 разделов, 118 статей, а также 33 приложений.

Условно документ можно разделить на две части: институциональную и функциональную (экономическую).

В первой условной части изложены стратегические цели и задачи евразийской интеграции, определен правовой статус Евразийского экономического союза (далее - Союз) как международной организации, сформулированы основные принципы, цели, компетенция и право Союза, установлена система органов Союза, их компетенция, порядок формирования и работы, а также изложены положения о бюджете Союза.

Во второй условной части регламентируются механизмы экономического взаимодействия, а также зафиксированы обязательства по отраслевым направлениям интеграции. Среди них единая торговая политика и политика в области технического регулирования, согласованная макроэкономическая и валютная политика, скоординированная (согласованная) политика в области транспорта и энергетики, координация агропромышленной политики, сотрудничество в области промышленности и в сфере трудовой миграции, согласованная политика в сфере защиты прав потребителей. Также Договором регулируются основные принципы и правила конкурентной и антимонопольной политики.

Обратите внимание! Отдельным блоком закреплены положения по поэтапной интеграции энергетических рынков и координации деятельности в области электроэнергетики, газа, нефти и нефтепродуктов.

Договор вступил в силу с 01.01.2015.

В приложении 33 приведен перечень из 65 международных договоров, заключенных в рамках формирования Таможенного союза (далее - ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП), которые прекратили свое действие в связи со вступлением в силу Договора.

Кроме того, Договор о прекращении деятельности Евразийского экономического сообщества (подписан в г. Минске 10.10.2014) прекратил действие 49 международных договоров, перечисленных в приложении 1 к этому Договору, с 1 января 2015 года, в том числе:

Соглашение о мерах по регулированию доступа на рынки государств - участников Таможенного союза товаров и услуг из третьих стран от 6 октября 2000 г. (устанавливало понятие, основания и процедуру применения мер по ограничению доступа к рынкам одних государств в отношении товаров и услуг из других государств);

Соглашение о правовом обеспечении формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства от 26.10.1999, положения которого предусматривали:

  • отрасли законодательства, где должна быть гармонизация;
  • организацию обмена правовой информацией;
  • определение сфер национального законодательства, в которых могло быть сформировано единое правовое регулирование.
  • Соглашение о взаимодействии энергетических систем между государствами - участниками Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 года (заключено в г. Москве 24.11.1998), положения которого предусматривали меры по:
  • сближению национальных законодательств с едиными принципами формирования, развития и функционирования энергетического рынка;
  • созданию общей системы информационного обеспечения и статистической отчетности;
  • взаимному признанию лицензий на виды деятельности в области энергетики (основной элемент единого рынка, который не предусмотрен Договором в отношении энергетики).

В то же время отдельные международные договоры ЕврАзЭС утратили свою актуальность, в том числе:

  1. Договор о статусе Основ законодательства ЕврАзЭС, порядке их разработки, принятия и реализации от 18.06.2004 не привел к достижению результата в области гармонизации законодательств государств - членов ЕврАзЭС, поскольку предусматривает принятие таких актов исключительно в форме международных договоров. Гармонизация не может быть достигнута посредством принятия модельных законов, являющихся рекомендательными актами;
  2. Соглашение о единых мерах нетарифного регулирования при формировании Таможенного союза от 22 октября 1997 г.;
  3. Протокол о международных торговых переговорах государств - участников Соглашений о Таможенном союзе при вступлении во Всемирную торговую организацию от 3 июня 1997 г.;
  4. Протокол об этапах и сроках завершения Республикой Таджикистан работы по выполнению условий Соглашений о Таможенном союзе от 6 и 20 января 1995 года от 26 февраля 1999 г.;
  5. Соглашение об упрощенном порядке таможенного оформления товаров, перемещаемых между государствами - участниками Таможенного союза, от 24 сентября 1999 г.;
  6. Протокол о внесении изменений и дополнений в Протокол "О механизме применения специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер в торговле государств - участников Таможенного союза от 17 февраля 2000 г." (28 октября 2003 г.);
  7. Соглашение между ЕврАзЭС и СНГ о выполнении Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС от 3 марта 2004 г.;
  8. Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах - членах Евразийского экономического сообщества от 12 декабря 2008 года.

Вместе с тем 77 международных договоров, перечисленных в приложении 2 к Договору от 10.10.2014, продолжают действовать между их участниками в той части, в какой они могут быть исполнены в отсутствие упоминаемых в них и ликвидированных органов ЕврАзЭС. В отношениях между государствами - членами Союза (участниками указанных договоров) данные договоры применяются в части, не противоречащей Договору.

Положения таких международных договоров не содержатся в Договоре о ЕАЭС либо являются инструментами реализации его норм или предусматривают более высокий уровень либерализации и могут быть использованы в качестве способов устранения, минимизации или недопущения возникновения барьеров, в том числе при формировании ограничений (изъятий), полномочия по утверждению которых Договором о ЕАЭС приданы Высшему Совету.

При этом данные международные договоры не затрагивают прав и обязанностей Сторон, вытекающих из других международных договоров, участниками которых они являются, в том числе Договора о ЕАЭС.

В этой связи положения нижеприведенных международных договоров представляют интерес с точки зрения интеграционного сотрудничества в рамках Союза и предоставления бизнесу сторон дополнительных преимуществ, которые применяются, как указано выше, вне зависимости от наличия ограничений в решениях органов по управлению интеграцией, принятых в том числе во исполнение положений Договора.

1. Соглашение о создании благоприятных условий для занятий малым предпринимательством в государствах - участниках Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 года (заключено 24 ноября 1998 г.), которое устанавливает обязанность по:

  • выработке критериев отнесения предпринимателей к субъектам малого предпринимательства (далее - СМП);
  • признанию документов, удостоверяющих статус СМП;
  • предоставлению равных прав и гарантий СМП, зарегистрированным на территории любой из Сторон; подготовке программы по поддержке и развитию малого предпринимательства, включающей упрощение порядка лицензирования видов деятельности и признания лицензий;
  • по введению единой упрощенной системы налогообложения СМП.

2. Соглашение о сотрудничестве в распространении массовой информации от 20 сентября 2002 г., положения которого предусматривают:

  • свободный и равноправный доступ граждан своих государств к продукции средств массовой информации (далее - СМИ), зарегистрированных и осуществляющих свою деятельность в соответствии с законодательствами государств Сторон;
  • не препятствуют распространению продукции СМИ на территории своих государств; меры, направленные на обеспечение свободного обмена массовой информацией; создание благоприятных условий для деятельности на территории своих государств СМИ на языках народов государств-участников;
  • меры по сближению законодательства своих государств в сферах, связанных со СМИ, в том числе в налоговой, таможенной, валютной, в части финансового регулирования деятельности редакций СМИ, а также организаций, занимающихся распространением продукции СМИ.

3. Соглашение о создании благоприятных условий для распространения программ телевидения и радио на территориях государств - участников Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 года (26.02.1999), в котором заложены:

  • основы политики сотрудничества государств в области телевидения и радио, закреплено создание сторонами благоприятных правовых, организационных и экономических условий для обеспечения трансляции и распространения программ телевидения и радио стран - участниц Соглашения на территориях друг друга;
  • мероприятия, обеспечивающие бесперебойный и качественный прием-передачу программ телевидения и радио других Сторон на своих территориях;
  • обязанность по свободному транзиту телерадиопрограмм других Сторон через свою территорию в другие государства - участники настоящего Соглашения;
  • совместное производство программ телевидения и радио.

4. Соглашение о предоставлении равных прав гражданам государств - участников Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарных областях от 29 марта 1996 года на поступление в учебные заведения от 24.11.1998, положения которого предусматривают:

  • равные права гражданам для поступления в государственные учебные заведения на основе взаимно признаваемых эквивалентными документов государственного образца как на бюджетные места, так и на платные места;
  • предоставление нормативных правовых актов, регулирующих правила приема в учебные заведения, оформления и выдачи документов государственного образца соответствующих уровней образования, их образцы и описания с приведением официальных разъяснений по ним.

5. Соглашение между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Российской Федерацией об упрощенном порядке приобретения гражданства от 26.02.1999.

6. Протокол об облегчении процедуры почтовых отправлений и обеспечении свободной подписки и доставки периодических изданий между государствами - участниками Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 года (от 24.11.1998), положения которого предусматривают:

  • беспрепятственный прием, обработку, перевозку и доставку адресатам всех пересылаемых почтовых отправлений Сторон; услуги по распространению периодических изданий; прием, обработку и передачу всех видов входящего, исходящего и транзитного обмена по сетям электросвязи, а также гарантии свободы транзита через свои территории всех видов почтовых отправлений и специальной связи; координацию политики Сторон в области почтовой связи в рамках Всемирного почтового союза (далее - ВПС); применение на предприятиях связи единого учетно-отчетного времени; ответственность перед потребителями за качественное предоставление услуг связи в соответствии с актами ВПС и Международного союза электросвязи.

7. Поскольку транспорт имеет принципиальное значение для формирования единого рынка товаров и является способом и условием обеспечения мобильности факторов производства, товаров и услуг, населения, а также представляют собой отрасль стратегической значимости, от развития которой зависит эффективность и аграрной, и промышленной, и торговой политики, нижеприведенные Соглашения также должны быть использованы при реализации раздела "Транспорт" Договора.

7.1. Соглашение о проведении согласованной политики по формированию и развитию транспортных коридоров Евразийского экономического сообщества от 24.03.2005, положения которого предусматривают:

  • понятие "транспортный коридор", цели его формирования и развития;
  • координацию действий по формированию и развитию международных транспортных коридоров, соединяющих территории европейских и азиатских государств; проведение согласованной политики привлечения иностранных инвестиций для формирования и развития транспортных коридоров;
  • тарифную политику на общих принципах;
  • пользование инфраструктурой транспортных коридоров;
  • создание условий для организации и деятельности совместных предприятий по международным перевозкам пассажиров и грузов и экспедированию;

7.2. Соглашение между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Российской Федерацией о формировании Транспортного союза от 22.01.1998, положения которого предусматривают:

  • унификацию законодательства;
  • информационное обеспечение рынка транспортных услуг и транспортной статистической отчетности;
  • проведение согласованной тарифной политики по видам транспорта;
  • формирование системы обслуживания транспортных средств, осуществляющих международные перевозки;
  • проведение согласованной налоговой политики в области транспорта;
  • обеспечение совместного использования парка вагонов и контейнеров;
  • установление безразрешительного порядка перевозки пассажиров и грузов автомобильным транспортом и передвижения автотранспортных средств между государствами - участниками настоящего Соглашения;
  • установление размера аэропортовых, а также аэронавигационных сборов для авиакомпаний государств-участников по ставкам, определенным для их национальных авиакомпаний (национальный режим для получателей транспортных услуг);
  • освобождение на условиях взаимности транспортных средств от сборов, связанных с использованием или содержанием дорог и иных путей сообщения (кроме сборов на воздушном и внутреннем водном транспорте);
  • национальный режим для поставщиков транспортных услуг;
  • сотрудничество в сфере обучения и переподготовки кадров (инженеров, техников и работников массовых профессий транспорта исходя из единых требований к уровню их подготовки) с признанием квалификационных документов, выдаваемых таким специалистам на территориях государств-участников, без дополнительного их подтверждения.

8. Соглашение о развитии в Евразийском экономическом сообществе международного лизинга сельскохозяйственной техники, машин, механизмов, оборудования и транспортных средств, используемых в агропромышленных комплексах, от 21 мая 2010 года, положения которого предусматривают:

  • раскрытие понятий договора лизинга, сублизинга, лизинговой деятельности как вида инвестиционной/предпринимательской деятельности, лизингодателя и лизингополучателя;
  • гарантии субъектам международного лизинга, включая защиту их прав и интересов, а также неприкосновенность собственности (предметов международного лизинга);
  • невозможность определения в качестве одного или нескольких условий страны происхождения предмета лизинга для принятия Стороной решения о выделении своим резидентам - лизингополучателям бюджетных средств на возмещение части затрат на уплату лизинговых платежей по договорам международного лизинга.

9. Соглашение между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргызской Республики и Правительством Российской Федерации о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях (заключено в г. Москве 24.11.1998).

10. Соглашение о механизме взаимного признания и установления эквивалентности документов об ученых степенях в государствах - членах Евразийского экономического сообщества от 27.09.2005.

11. Соглашение о создании и функционировании филиалов высших учебных заведений в государствах - участниках Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года (заключено в г. Минске 23.05.2000), положения которого предусматривают возможность образовательной деятельности путем создания филиалов вузов.

12. Соглашение государств - членов Евразийского экономического сообщества в области образования от 11 декабря 2009 года.

13. Соглашение о сотрудничестве государств - членов Евразийского экономического сообщества в сфере аттестации и/или аккредитации образовательных организаций/учреждений (образовательных программ) от 21 мая 2010 года.

14. Соглашение о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и ученых званиях в Евразийском экономическом сообществе от 31 мая 2013 года.

15. Соглашение между Государственным налоговым комитетом Республики Беларусь, Налоговым комитетом Министерства финансов Республики Казахстан, Государственной налоговой инспекцией при Министерстве финансов Кыргызской Республики и Государственной налоговой службой Российской Федерации об унификации методологии налогообложения от 25.03.1998 закрепляет: принципы такой унификации; непосредственное взаимодействие по: предварительному уведомлению о готовящихся изменениях налогового законодательства; предоставлению информации о действующих законах и нормативных актах в области налогообложения; обмену опытом и оказанию взаимной помощи в создании, функционировании и взаимодействии компьютерных систем; выработке совместных подходов по вопросам методологии, разрешения возникающих проблем применения налогового законодательства, разработки рекомендаций и предложений по его унификации, включая планирование совместных действий, использование сил и средств; осуществлению координации деятельности; проведению совместных коллегий и обмену по согласованию Сторон постоянными представителями компетентных органов.

16. Соглашение между Государственным налоговым комитетом Республики Беларусь, Налоговым комитетом Министерства финансов Республики Казахстан, Государственной налоговой инспекцией при Министерстве финансов Кыргызской Республики и Государственной налоговой службой Российской Федерации о сотрудничестве и взаимной помощи по вопросам соблюдения налогового законодательства от 25.03.1998.

17. Соглашение об обмене информацией между налоговыми и таможенными органами государств - членов Евразийского экономического сообщества от 25.01.2002, положения которого предусматривают: обмен информацией между таможенными и налоговыми органами, включая обязанность таможенных органов Сторон предоставлять необходимую информацию налоговым органам своей Стороны, право налоговых органов Сторон предоставлять друг другу информацию, полученную от таможенных органов, обязанность налоговых органов каждого из государств Сторон предоставлять информацию таможенным органам своей Стороны; право таможенных органов предоставлять друг другу информацию, полученную от налоговых органов.

18. Протокол об обмене информацией по контролю за трансфертным ценообразованием между налоговыми и таможенными органами государств - членов Евразийского экономического сообщества от 06.06.2006, положения которого предусматривают: обязанность таможенных органов государств - членов ЕврАзЭС предоставлять налоговым органам своих государств для передачи в налоговые органы государств - членов ЕврАзЭС необходимую информацию о товарах; обязанность налоговых органов государств - членов ЕврАзЭС обмениваться информацией, в частности касающейся: расходов, связанных с доставкой товаров потребителям, находящимся на территории государств - членов ЕврАзЭС; сроков и условий доставки отгруженных товаров; сроков и условий оплаты доставки товаров (работ, услуг); качества поставляемых товаров (работ, услуг); ценообразования в отношении продуктов переработки; рыночных цен на товары (работы, услуги), сложившихся на рынках государств - членов ЕврАзЭС; тарифов на перевозку, хранение и переработку товаров на территории государств - членов ЕврАзЭС.

19. Соглашение между министерствами юстиции государств - членов Евразийского экономического сообщества о сотрудничестве в сфере обмена правовой информацией от 28.06.2005.

20. Договор о правовом статусе граждан одного государства, постоянно проживающих на территории другого государства. 28.04.1998.

21. Соглашение о предоставлении равных прав гражданам государств - участников Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 года на поступление в учебные заведения. 24.11.1998.

22. Соглашение между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Российской Федерацией об упрощенном порядке приобретения гражданства от 26.02.1999.

23. Соглашение между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргызской Республики, Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан о взаимных безвизовых поездках граждан. 30.11.2000.

24. Протокол к Соглашению между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргызской Республики, Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан о взаимных безвизовых поездках граждан от 30.11.2000.

25. Соглашение о сотрудничестве государств - членов Евразийского экономического сообщества в сфере аттестации и/или аккредитации образовательных организаций/учреждений (образовательных программ) от 21.05.2010.

26. Соглашение о порядке расследования несчастных случаев на производстве, происшедших с гражданами одного государства - члена Евразийского экономического сообщества при осуществлении трудовой деятельности на территории другого государства - члена Евразийского экономического сообщества, от 31.05.2013.

27. Соглашение о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и ученых званиях в Евразийском экономическом сообществе от 31.05.2013.

28. Соглашение о сотрудничестве государств-членов Евразийского экономического сообщества в сфере аттестации и/или аккредитации образовательных организаций/учреждений (образовательных программ) от 21.05.2010.

29. Соглашение о порядке допуска специалистов, имеющих право на занятие медицинской или фармацевтической деятельностью в одном из государств - членов Евразийского экономического сообщества, к аналогичной деятельности в других государствах - членах Евразийского экономического сообщества от 28.09.2012.

30. Соглашение о сотрудничестве государств - членов ЕврАзЭС в области подготовки и повышения квалификации медицинских и фармацевтических кадров, обмена научными и медицинскими специалистами от 28.09.2012.

31. Соглашение о сотрудничестве министерств юстиции государств - членов Евразийского экономического сообщества от 16 апреля 2003 г.

32. Соглашение о сотрудничестве министерств юстиции государств - членов ЕврАзЭС в сфере адвокатуры и адвокатской деятельности.

33. Соглашение о создании информационной системы Евразийского экономического сообщества в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер от 12 декабря 2008 года.

34. Соглашение о формировании общей системы информационного обеспечения энергетического рынка государств - членов Евразийского экономического сообщества от 12 декабря 2008 года.

35. Протокол об упрощении процедуры осуществления денежных переводов физическими лицами государств - участников Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 года (от 24 ноября 1998 г.)

36. Протокол о совместных действиях государств - участников Соглашений о Таможенном союзе по активизации торгово-экономического сотрудничества и преодолению последствий финансово-экономического кризиса от 24 сентября 1999 г., положения которого предусматривают: возможность кредитования реального сектора экономики на основе международного лизинга и других прогрессивных форм инвестирования; возможность введения стимулирующего и упрощенного механизма налогообложения предприятий малого предпринимательства; усиление взаимодействия между налоговыми и таможенными органами государств-участников в целях значительного увеличения поступлений налогов, платежей и сборов, эффективного раскрытия и предотвращения экономических правонарушений; разработку согласованных мер государственного контроля за производством и оборотом алкогольной и табачной продукции, пресечения случаев их незаконного ввоза и транзита, предотвращения незаконного их производства и оборота; ускорение гармонизации нормативно-правовой базы, касающейся соглашений о разделе продукции, о недрах.

37. Соглашение о таможенном и налоговом контроле за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной, спиртосодержащей и табачной продукции на территориях государств - членов ЕврАзЭС от 30 марта 2002 г.

38. Соглашение о сотрудничестве в области судебно-экспертной деятельности в рамках Евразийского экономического сообщества от 30 июня 2006 г.

39. Протокол о применении средств криптографической защиты при передаче информации в электронном виде между налоговыми службами государств - членов ЕврАзЭС от 15 сентября 2007 г.

40. Соглашение о сотрудничестве в области регистрации актов гражданского состояния в рамках Евразийского экономического сообщества от 22 мая 2009 года.

41. Соглашение о сотрудничестве государств - членов Евразийского экономического сообщества в сфере обращения лекарственных средств (лекарственных препаратов), изделий медицинского назначения и медицинской техники (медицинских изделий) от 28 сентября 2012 года.

42. Соглашение о сотрудничестве государств членов Евразийского экономического сообщества в области борьбы с инфекционными болезнями от 5 июня 2012 года.

43. Соглашение о сотрудничестве в области оказания высокотехнологичной медицинской помощи гражданам государств - членов Евразийского экономического сообщества от 28 сентября 2012 года.

Пункт 1 ст. 6 Договора устанавливает следующую иерархию правовых актов Союза:

  1. Договор;
  2. международные договоры в рамках Союза;
  3. международные договоры Союза с третьей стороной;
  4. решения и распоряжения Высшего Евразийского экономического совета (далее - ВЕЭС), Евразийского межправительственного совета и Евразийской экономической комиссии (далее - ЕЭК или Комиссия), принятые в рамках полномочий, предусмотренных Договором и международными договорами в рамках Союза.

Несмотря на неопределенность места в иерархии актов Союза, действующие международные договоры продолжают применяться исключительно в части, не противоречащей Договору.

Так, если, например, в Индивидуальном национальном перечне ограничений, предусмотренных решением ВЕЭС от 23.12.2014 N 112 (далее - решение ВЕЭС N 112), одно из государств-членов зарезервировало за собой изъятие по одному из секторов, который фактически или формально либерализован в рамках соглашений ЕврАзЭС, предусмотренных в приложении 2 к Договору о прекращении деятельности ЕврАзЭС, то такое ограничение будет действовать с учетом более либеральных норм действующих соглашений ЕврАзЭС.

Все разрабатываемые, согласуемые или проходящие внутригосударственные процедуры проекты должны соответствовать Договору.

Законодательная база ТС и ЕЭП, а также Договор создавались с учетом правил, принципов и норм Всемирной торговой организации (далее - ВТО) в части создания более благоприятных условий торговли услугами, учреждения, деятельности и инвестиций.

Справочно. Статья V ГАТС не препятствует никому из его членов участвовать в или заключать какое-либо соглашение, направленное на либерализацию торговли услугами между сторонами или среди сторон такого соглашения при условии, что такое соглашение:
охватывает существенное число секторов;
не допускает дискриминации или устраняет дискриминацию;
устраняет существующие дискриминационные меры и/или запрещает новые или более дискриминационные меры.

Основным документом, определяющим правила функционирования ТС после присоединения России в 2012 году к ВТО, является Договор о функционировании ТС в рамках многосторонней торговой системы от 19.05.2011, которым предусмотрен приоритет положений ВТО в случае возникновения коллизий с нормами правовой базы ТС, а также обязательство ТС по исполнению условий присоединения к ВТО входящих в него государств.

Таким образом, фактически все государства-члены должны соответствовать правилам ВТО в сферах, компетенции по которым переданы на наднациональный уровень, которые, как описано выше, включают наиболее важные вопросы регулирования внешней торговли.

В качестве базисного при написании положений Договора о ЕАЭС являлся принцип учета в нем правил, принципов и норм ВТО.

Договор отдельно выделяет принципы функционирования ТС как важнейшие принципы существования Евразийского экономического союза (абзац 6 части первой ст. 3 Договора).

Пункт 1 ст. 25 Договора закрепляет, что в рамках ТС государств-членов: функционирует внутренний рынок товаров; применяются единый таможенный тариф ЕАЭС и иные единые меры регулирования внешней торговли товарами с третьими сторонами; действует единый режим торговли товарами в отношениях с третьими сторонами; предусмотрено единое таможенное регулирование; осуществляется свободное перемещение товаров между территориями государств-членов без применения таможенного декларирования и государственного контроля (транспортного, санитарного, ветеринарно-санитарного, карантинного, фитосанитарного).

Внутренний рынок охватывает экономическое пространство, в котором обеспечивается свободное передвижение товаров, лиц, услуг и капиталов.

Функционирование внутреннего рынка в части взаимной торговли товарами осуществляется, как правило, без применения ввозных и вывозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие), мер нетарифного регулирования, специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер (ст. 28 Договора).

В исключительных случаях, когда необходимо осуществить:

  • охрану жизни и здоровья человека;
  • защиту общественной морали и правопорядка;
  • охрану окружающей среды;
  • охрану животных и растений, культурных ценностей;
  • выполнение международных обязательств;
  • обеспечение обороны страны и безопасности государства-члена
  • государства-члены имеют право ввести ограничительные меры, в том числе санитарные, ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные.

Однако такие меры не должны являться средством неоправданной дискриминации или скрытым ограничением торговли.

Вместе с тем до настоящего времени не разрешена проблема дискриминационного обеспечительного платежа, размер которого является необоснованно завышенным и, несмотря на наличие единых таможенной территории и экономического пространства, до сих включает в себя суммы таможенной пошлины и НДС. В настоящее время не осталось ни одного правового основания для применения таких дискриминационных мер в отношении продукции (пускай и подакцизной), произведенной на территории нашего Союза. Так, Таможенный кодекс Таможенного союза (далее - ТК ТС) не распространяется на данные отношения, поскольку он регулирует перемещение товаров через таможенную границу ТС и перевозку по таможенной территории под таможенным контролем. Более того, абзацем 15 части первой ст. 2 Договора определено, что "таможенный союз" - это форма экономической интеграции, предусматривающая единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле не применяются таможенные пошлины (иные пошлины, налоги и сборы, имеющие эквивалентное действие), меры нетарифного регулирования.

Таким образом, внутри Союза пошлина не может взиматься. Поэтому необходимо ограничить размер "обеспечения" суммой акциза при безусловном соблюдении требований, предусмотренных разделом XVII "Налоги и налогообложение" Договора и прилагаемым к нему Протоколом о порядке взимания косвенных налогов (приложение N 18 к Договору), положения которых предусматривают обязательства сторон (ст. 71 Договора) по применению национального режима в отношении налогообложения.

Нормы Договора направлены на стимулирование конкуренции на рынке и в то же время создание равных конкурентных условий, что должно стимулировать производителей снижать цены на производимую продукцию.

Договор увеличивает объем наднационального регулирования и повышает ответственность ЕЭК и Суда, снижая при этом полномочия ЕЭК, например в части права на обращение в Суд.

 

Оценка регулирующего воздействия

Интеграция создает условия для наращивания выпуска товаров и услуг, что, несомненно, принесет выгоду для бизнеса, а для того, чтобы занять ниши на рынке ЕАЭС, бизнес государств-членов должен наращивать производство, увеличивать ассортимент, повышая качество продукции.

Договором о ЕАЭС за ЕЭК закреплены полномочия по оказанию бизнес-структурам государств - членов Союза содействия при доступе на рынки третьих стран.

Так, Комиссия в координации с предпринимателями и уполномоченными органами государств-членов обязана выявлять и устранять барьеры в отношении бизнеса как внутри Союза, так и на рынках третьих стран. Комиссия наделена также полномочиями по участию в консультациях с третьими сторонами в случае торговых споров.

С документами Евразийской экономической комиссии можно ознакомиться по ссылке http://www.eurasiancommission.org/ru/docs/Pages/default.aspx.

Для взаимодействия с бизнесом и учета его интересов при принятии решений ЕЭК:

  • создан Консультативный совет по предпринимательству (октябрь 2012 года);
  • создан Консультативный совет по взаимодействию Евразийской экономической комиссии и белорусско-казахстанско-российского бизнес-сообщества (далее - Консультативный совет) (декабрь 2012 года).

Представители национальных и отраслевых бизнес-ассоциаций, а также отдельных субъектов предпринимательской деятельности включаются в составы консультативных органов ЕЭК (консультативных комитетов и подкомитетов, рабочих и экспертных групп) и активно привлекаются к их работе.

Для учета интересов бизнеса в число внутренних процедур ЕЭК вводится процедура оценки регулирующего воздействия (далее - ОРВ) проектов решений ЕЭК. С 1 января 2015 г. проекты решений ЕЭК, которые могут оказать влияние на условия ведения предпринимательской деятельности, должны приниматься с учетом результатов проведения ОРВ (часть первая п. 15 Положения о Комиссии (приложение N 1 к Договору)).

ОРВ является обязательным этапом процесса подготовки проектов решений Комиссии, которые могут оказать влияние на условия ведения предпринимательской деятельности. ОРВ направлена на выявление и устранение необоснованных ограничений для осуществления предпринимательской деятельности, создающих избыточные барьеры для свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы по территории Союза. ОРВ включает публичное обсуждение предлагаемого регулирования с субъектами предпринимательской деятельности и иными заинтересованными лицами, подготовку на этой основе структурированной оценки проекта решения Комиссии, а также ознакомление членов Совета и (или) Коллегии с результатами этой оценки.

В соответствии с пунктом 3 решения ВЕЭС от 23.12.2014 N 98 "О Регламенте работы Евразийской экономической комиссии" требования Регламента в части проведения ОРВ в отношении:

  • проектов решений Комиссии, подлежащих предварительному опубликованию в порядке, установленном разделом VIII Регламента, применяются с 1 марта 2015 года;
  • проектов решений Комиссии, подлежащих ОРВ в порядке, установленном разделом IX Регламента, применяются с 1 апреля 2015 года.

Справочно. Под регулированием понимается решение Комиссии, имеющее нормативно-правовой характер, обязательное для исполнения и входящее в право Союза.
Под воздействием понимается положительный или отрицательный эффект регулирования, включающий как эффекты, которые могут быть оценены в денежном выражении (например, сборы, издержки, расходы, затраты), так и эффекты, которые невозможно подвергнуть денежной оценке (например, запреты, ограничения, избыточные обязанности).

По многочисленным замечаниям отраслевых департаментов ЕЭК и сторон ОРВ не планируется проводить в отношении проектов, указанных в п. 133 Регламента, в том числе:

  1. решений органов Союза, содержащих информацию ограниченного распространения;
  2. решений органов Союза по вопросам бюджета Союза и его исполнения;
  3. решений органов Союза по вопросам организации и финансирования деятельности Комиссии, за исключением решений, касающихся выполнения научно-исследовательских работ для нужд Комиссии;
  4. решений органов Союза по вопросам заключения международных договоров Союза с третьей стороной;
  5. решений Комиссии, подлежащих ОРВ в соответствии с пунктом 141 Регламента, опубликование которых осуществляется на официальном сайте Союза в соответствии с разделом IX Регламента;
  6. решений Комиссии по вопросам, связанным с осуществлением Комиссией контроля за соблюдением общих правил конкуренции на трансграничных рынках на территориях 2 и более государств-членов в соответствии с разделом XVIII Договора о Союзе и Протоколом об общих принципах и правилах конкуренции (приложение N 19 к Договору о Союзе);
  7. решений Комиссии о применении специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер, об изменении или об отмене специальных защитных, антидемпинговых или компенсационных мер либо о неприменении мер, а также проектов решений Комиссии о начале расследования в соответствии с Протоколом о применении специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер по отношению к третьим странам (приложение N 8 к Договору о Союзе);
  8. решений Совета об отмене решений Комиссии, принятых Коллегией, или о внесении в них изменений в соответствии с пунктом 30 Положения о Комиссии в порядке, установленном разделом IV настоящего Регламента;
  9. решений Комиссии об отмене принятых Комиссией решений в соответствии с решениями Суда Евразийского экономического союза о признании решения Комиссии или его отдельных положений не соответствующими Договору о Союзе, международным договорам в рамках Союза и (или) решениям органов Союза;
  10. решений, предварительная публикация которых может помешать их исполнению или иным образом противоречит общественным интересам;
  11. решений в сфере таможенного регулирования, связанных с вопросами внесения изменений в классификаторы, структуры и форматы документов и сведений, представляемых в электронном виде.

 

Мониторинг и контроль исполнения актов, входящих в право Союза

Совет Комиссии рассматривает результаты мониторинга и контроля исполнения международных договоров, входящих в право Союза.

Коллегия Комиссии осуществляет мониторинг и контроль исполнения международных договоров, входящих в право Союза, и решений Комиссии, а также уведомляет государства-члены о необходимости их исполнения.

Справочно. Мониторинг законодательства и правоприменительной практики Сторон предполагает деятельность, направленную на сбор, обобщение, анализ, оценку и проверку информации, полученной из различных источников (далее - мониторинг).

Мониторинг должен проводиться в целях:

  • предупреждения нарушений Сторонами обязательств, предусмотренных Договором и правом Союза;
  • изменения или признания утратившими силу (отмены) нормативных правовых актов Сторон, не соответствующих нормам Договора и права Союза;
  • обеспечения исполнения Сторонами положений Договора и актов Союза;
  • устранения выявленных противоречий между нормативными правовыми актами Сторон и нормами Договора, а также обеспечения дальнейшего развития интеграционных процессов и либерализации отношений.

Предметом мониторинга являются законодательство и правоприменительная практика Сторон в соответствующей сфере, определенной Договором, в том числе:

  1. таможенно-тарифное и нетарифное регулирование;
  2. таможенное регулирование;
  3. техническое регулирование;
  4. санитарные, ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные меры;
  5. зачисление и распределение ввозных таможенных пошлин;
  6. установление торговых режимов в отношении третьих сторон;
  7. статистика внешней и взаимной торговли;
  8. макроэкономическая политика;
  9. конкурентная политика;
  10. промышленные и сельскохозяйственные субсидии;
  11. энергетическая политика;
  12. естественные монополии;
  13. государственные и (или) муниципальные закупки;
  14. взаимная торговля услугами и инвестиции;
  15. транспорт и перевозки;
  16. валютная политика;
  17. интеллектуальная собственность;
  18. трудовая миграция;
  19. финансовые рынки (банковская сфера, сфера страхования, валютный рынок, рынок ценных бумаг);
  20. иные сферы, определенные Договором и международными договорами в рамках Союза.

Мониторинг проводится постоянно уполномоченным структурным подразделением Комиссии.

 

Нетарифное регулирование

В торговле с третьими странами Союзом на основе принципов гласности и недискриминации применяются следующие единые меры нетарифного регулирования:

  • запрет ввоза и (или) вывоза товаров;
  • количественные ограничения ввоза и (или) вывоза товаров;
  • исключительное право на экспорт и (или) импорт товаров;
  • автоматическое лицензирование (наблюдение) экспорта и (или) импорта товаров;
  • разрешительный порядок ввоза и (или) вывоза товаров (ст. 46 Договора).

Решения о введении, применении, продлении и отмене мер принимаются ЕЭК.

Обратите внимание! В исключительных случаях по определенным основаниям государства-члены в торговле с третьими странами могут в одностороннем порядке вводить и применять меры нетарифного регулирования. Срок действия такой меры не более 6 месяцев с даты ее введения государством-членом.

 

Тарифные квоты

Договором предусмотрено установление тарифной квоты в отношении отдельных видов сельскохозяйственных товаров, происходящих из третьих стран и ввозимых на таможенную территорию Союза, если аналогичные товары производятся (добываются, выращиваются) на таможенной территории Союза.
Объем тарифной квоты в отношении вида сельскохозяйственных товаров, происходящих из третьих стран и ввозимых на таможенную территорию Союза, не может превышать разницу между объемом потребления такого товара на таможенной территории Союза и объемом производства аналогичного товара на таможенной территории Союза.

Обратите внимание! Если объем производства аналогичного товара на таможенной территории Союза равен объему потребления такого товара на таможенной территории Союза или превышает его, установление тарифной квоты не допускается.

ЕЭК устанавливает тарифные квоты, распределяет объем тарифной квоты между государствами-членами, определяет метод и порядок распределения тарифной квоты между участниками внешнеторговой деятельности, а при необходимости распределяет объем тарифной квоты между третьими странами либо принимает акт, в соответствии с которым государства-члены определяют метод и порядок распределения объема тарифной квоты между участниками внешнеторговой деятельности, а при необходимости распределяют объем тарифной квоты между третьими странами.

Справочно. Условия и механизм применения тарифных квот определены в части III приложения N 6 к Договору.

 

Единый таможенный тариф

Договор определяет Единый таможенный тариф Евразийского экономического союза (далее - ЕТТ ЕАЭС) как свод ставок таможенных пошлин, применяемых к товарам, ввозимым (ввезенным) на таможенную территорию Союза из третьих стран, систематизированный в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (ТН ВЭД ЕАЭС).

Применение Единого таможенного тарифа на таможенной территории Союза является одним из основных принципов функционирования ТС.

Полномочия по ведению ТН ВЭД ЕАЭС и ЕТТ ЕАЭС переданы государствами - членами Союза на наднациональный уровень и закреплены за Комиссией.

ЕТТ ЕАЭС и ТН ВЭД ЕАЭС являются инструментами торговой политики Союза.

Ставки таможенных пошлин являются едиными и не подлежат изменению в зависимости от лиц, перемещающих товары через таможенную границу Союза, видов сделок и иных обстоятельств (за исключением случаев, прямо предусмотренных ст. 35, 36 и 43 Договора) и подразделяются на следующие виды:

  • адвалорные, устанавливаемые в процентах от таможенной стоимости облагаемых товаров;
  • специфические, устанавливаемые в зависимости от физических характеристик в натуральном выражении облагаемых товаров (количества, массы, объема или иных характеристик);
  • комбинированные, сочетающие оба указанных вида.

Обратите внимание! Для оперативного регулирования ввоза товаров на таможенную территорию Союза при необходимости могут устанавливаться сезонные таможенные пошлины, срок действия которых не может превышать 6 месяцев в году и которые применяются вместо ввозных таможенных пошлин, предусмотренных ЕТТ ЕАЭС (п. 5 ст. 42 Договора).

Договором предусмотрено, что государство, присоединившееся к Союзу, вправе применять ставки ввозных таможенных пошлин, отличные от ставок ЕТТ ЕАЭС, в соответствии с перечнем товаров и ставок, утверждаемым Комиссией на основании международного договора о присоединении такого государства к Союзу (часть первая п. 6 ст. 42 Договора).

 

Таможенное регулирование

В ЕАЭС осуществляется единое таможенное регулирование в соответствии с Таможенным кодексом ЕАЭС (далее - ТК ЕАЭС) и регулирующими таможенные правоотношения международными договорами и актами, составляющими право Союза, а также в соответствии с положениями самого Договора о ЕАЭС.

При этом до вступления в силу ТК ЕАЭС таможенное регулирование в Союзе осуществляется в соответствии с Договором о Таможенном кодексе Таможенного союза и иными международными договорами государств-членов, регулирующих таможенные правоотношения, которые были заключены в рамках формирования договорно-правовой базы Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства, действующими на 1 января 2015 года, то есть входящими в право Союза.

Возможность применения действующей договорно-правовой базы по вопросам таможенного регулирования закреплена в ст. 101 Договора о ЕАЭС.

В целях оптимизации и ускорения совершения таможенных операций и повышения эффективности таможенного контроля в ТС был введен порядок предварительного информирования о перемещаемых через таможенную границу товарах и транспортных средствах. Основное условие его эффективного использования - заблаговременная подача предварительной информации и ее соответствие всем перевозочным и коммерческим документам.

Унификация структур и форматов предоставляемой предварительной информации позволяет сократить издержки представителей бизнес-сообщества по реализации требований таможенных органов в отношении обязательного представления предварительной информации. Возможность использования сведений предварительной информации иными государственными органами, осуществляющими контроль на таможенной границе, даст возможность осуществлять иные виды государственного контроля до прибытия товаров на единую таможенную территорию ТС.

Возможность использования предварительной декларации на товары позволит существенно упростить совершение таможенных операций в пунктах пропуска как для участников внешнеэкономической деятельности, так и для должностных лиц таможенных органов, обеспечив при этом условия для сквозного контроля. Вместе с тем на практике данный институт так и не заработал в полной мере, так как декларант или таможенный агент часто совершают ошибки при заполнении таких деклараций, в связи с чем у таможенных органов появляются дополнительные вопросы к владельцам грузов и их перевозчикам.

В области таможенного дела остается значительный сегмент, регулируемый на национальном уровне и существующий из-за отсутствия унификации видов таможенных правонарушений в административном и уголовном законодательстве Сторон, наличия множества отсылочных норм в ТК ТС к национальному законодательству.

Нормы в области ответственности за нарушение таможенного законодательства в государствах - членах ТС имеют отличия, что так же, как национальное таможенное регулирование, приводит к объективным противоречиям на пути к формированию единого экономического пространства.

Особенности уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства ТС и государств - членов ТС предусмотрены в Договоре об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и государств - членов Таможенного союза от 05.07.2010, который:

  • исключает двойную ответственность за одно и то же деяние;
  • обязывает Стороны принять меры по внесению изменений в свое законодательство, предусматривающее уголовную и административную ответственность за нарушения таможенного законодательства ТС и законодательства Сторон, и приведению к единообразному определению противоправности таких деяний.

Кроме того, также действует Соглашение о правовой помощи и взаимодействии таможенных органов государств - членов ТС по уголовным делам и делам об административных правонарушениях от 05.07.2010.

В этой связи требуется реализация упомянутых норм Договора и Соглашения.

ТК ЕАЭС, имеющий основополагающее значение для становления внутреннего рынка, должен быть актом прямого действия с предоставлением права только Комиссии законодательно регулировать таможенные отношения в случаях, предусмотренных ТК ЕАЭС (с исключением отсылочных норм к национальному законодательству). При исключении отсылочных норм к национальному законодательству виды ответственности за таможенные правонарушения, предусмотренные в национальных законодательствах, должны быть гармонизированы на основе модельного закона, обязанность по разработке которого должна быть возложена на ЕЭК. Вместе с тем размеры штрафов не могут быть одинаковыми ввиду различий в объемах совершаемых операций и финансовых состояний хозяйствующих субъектов Сторон, отсутствия оснований и аналогичной международной практики (в том числе в интеграционных образованиях).

Кроме того, несколько отличный объем обязательств наших стран, принятых при присоединении к международным конвенциям, наличие двусторонних договоров с третьими странами, регулирующих двустороннюю торговлю, не может являться препятствием для углубления интеграционных процессов.

 

Обращение лекарственных средств и медицинских изделий

Для формирования общего рынка лекарственных средств государствами - членами Союза 23.12.2014 заключен международный договор, который установит единые принципы и правила обращения лекарственных средств в рамках ЕАЭС. В настоящее время Соглашение о единых принципах и правилах регулирования обращения лекарственных средств в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства находится на ратификации.

На основании этого Соглашения будут приняты решения Комиссии, обеспечивающие с 1 января 2016 года начало функционирования общего рынка лекарственных средств в рамках Союза.

Несмотря на отсутствие в Договоре защитных режимов (национальный и режим наибольшего благоприятствования, а также режимов неприменения инвестиционных и количественных ограничений) в отношении товаров, в проекте Соглашения о единых принципах и правилах регулирования обращения лекарственных средств такие защитные режимы также не прописаны. Вместе с тем такие режимы могут быть прописаны в документах, разрабатываемых в целях реализации данного Соглашения, которыми, скорее всего, будут установлены различные разрешительные требования и процедуры как в отношении самих лекарств, так и их производителей и поставщиков.

В противном случае при функционировании общего рынка лекарственных средств могут возникнуть проблемы, которые не разрешит даже полная унификация требований к лекарственным средствам.

При формировании общего рынка лекарств Стороны будут:

  • руководствоваться унифицированными понятиями и их определениями в соответствии с информационным справочником понятий и определений в сфере обращения лекарственных средств, формирование и ведение которого осуществляется Комиссией;
  • проводить скоординированную политику;
  • принимать меры для установления фармакопейных требований Союза посредством последовательной гармонизации фармакопейных статей (общих и частных) государственных фармакопей с использованием международного опыта гармонизации национальных фармакопейных требований в соответствии с концепцией, утверждаемой Комиссией;
  • при осуществлении процедуры регистрации и экспертизы лекарственных средств государства-члены - взаимно признавать результаты доклинических (неклинических), клинических и иных исследований (испытаний) лекарственных средств, результаты инспектирования производства, доклинических (неклинических), клинических исследований (испытаний) лекарственных средств, систем фармаконадзора на соответствие правилам надлежащих фармацевтических практик, а также требованиям, утверждаемым Комиссией.

В настоящее время ЕЭК создаются условия для проведения исследований (испытаний) лекарственных средств в соответствии с международными стандартами и обеспечения сопоставимости их результатов.

В Союзе будет допускаться реализация лекарственных средств при условии, что они прошли регистрацию в соответствии с процедурой, устанавливаемой Комиссией, и сведения о них внесены в Единый реестр зарегистрированных лекарственных средств Союза.

Производство лекарственных средств в рамках Союза будет осуществляться в соответствии с правилами надлежащей производственной практики, утверждаемыми Комиссией, на основании разрешения (лицензии) на производство лекарственных средств, выданного в соответствии с законодательством государств-членов.

Проведение фармацевтических инспекций будет осуществляться как фармацевтическими инспекторатами одного из государств-членов, так и совместно фармацевтическими инспекторатами государств-членов в соответствии с правилами, определяемыми Комиссией.

Оптовая реализация, транспортирование и хранение лекарственных средств на территориях государств-членов будут осуществляться в соответствии с правилами надлежащей дистрибьюторской практики, утверждаемыми Комиссией.

Должно быть обеспечено эффективное функционирование национальной системы фармаконадзора в соответствии с надлежащей практикой фармаконадзора, утверждаемой Комиссией, и законодательством государств-членов.

При этом не обойтись и без надлежащего государственного контроля (надзора) за обращением лекарственных средств, который будет проводиться в порядке, установленном законодательством государств-членов, с учетом актов, входящих в право Союза.

В целях обеспечения условий для обращения на территориях государств-членов безопасных, эффективных и качественных лекарственных средств необходимо сформировать и вести:

  • единый реестр зарегистрированных лекарственных средств Союза с интегрированными в него информационными базами данных инструкций по медицинскому применению, графическому оформлению (дизайну) упаковок и нормативными документами по качеству;
  • единую информационную базу данных лекарств, не соответствующих требованиям по качеству, а также фальсифицированных и (или) контрафактных лекарственных средств, выявленных на территориях государств-членов;
  • единую информационную базу данных по выявленным нежелательным реакциям (действиям) на лекарственные средства, включающую сообщения о неэффективности лекарственных средств;
  • единую информационную базу данных по приостановленным, отозванным и запрещенным к медицинскому применению лекарственным средствам.

Обратите внимание! До вступления в силу актов Комиссии, регулирующих обращение лекарственных средств, буду применяться соответствующие нормативные правовые акты государств-членов.

Создание общего рынка медицинских изделий будет осуществляться на основе принципов, изложенных в п. 1 ст. 31 Договора.

 

Защита прав потребителей

Со вступлением в силу Договора у Комиссии появились полномочия в части защиты прав потребителей. Будут вырабатываться рекомендации для государств-членов о применении мер, направленных на повышение эффективности взаимодействия уполномоченных органов в сфере защиты прав потребителей.

В то же время следует отметить, что ст. 60 и 61 Договора о ЕАЭС и приложением N 13 "Протокол о проведении согласованной политики в сфере защиты прав потребителей" к Договору о ЕАЭС (далее - Протокол N 13) Комиссия полномочиями по принятию актов в сфере защиты прав потребителей не наделена, а отсылочно-бланкетные нормы к отдельным международным договорам в рамках Союза не предусмотрены.

В свою очередь, необходимо отметить, что принятие мер по предотвращению деятельности недобросовестных хозяйствующих субъектов и реализации некачественных товаров (услуг) на территориях государств-членов отнесены к исключительной компетенции государств - членов ЕАЭС (п. 3 Протокола N 13).

Договором закреплены положения о проведении согласованной политики в сфере защиты прав потребителей на территории Союза, направленной на формирование равных условий для граждан государств-членов по защите их интересов от недобросовестной деятельности хозяйствующих субъектов, действующих в рамках Союза. Также ст. 60 Договора содержит норму о том, что граждане государств-членов, а также иные лица, проживающие на их территориях, пользуются на территориях других государств-членов такой же правовой защитой в области защиты прав потребителей, что и граждане этих других государств-членов.

Комиссия осуществляет в том числе полномочия по созданию консультативных органов по вопросам защиты прав потребителей государств-членов (подп. 3 п. 6 приложения N 13 к Договору о ЕАЭС).

Разрешение вопросов в области защиты прав потребителей должно происходить в рамках функций существующих консультативных комитетов, к которым могут быть в соответствии с Договором о ЕАЭС отнесены полномочия по рассмотрению вопросов защиты прав потребителей (получателей) в разрезе соответствующих направлений по отраслевому (секторальному) признаку.

Вместе с тем полноценная защита прав получателей услуг гарантирована разделом 15 Договора и приложением N 16 к нему.

 

Суд Евразийского экономического союза

Постоянно действующим судебным органом Евразийского экономического союза является Суд Евразийского экономического союза (далее - Суд). Статус, состав, компетенция, порядок функционирования и формирования Суда определяются Статутом Суда (приложение N 2 к Договору о ЕАЭС). Целью деятельности Суда является обеспечение единообразного применения государствами - членами Союза, Высшим Евразийским экономическим советом, Евразийским межправительственным советом и Комиссией Договора, международных договоров в рамках Союза, международных договоров Союза с третьей стороной и решений органов Союза. Суд рассматривает споры, перечисленные в п. 39 приложения N 2 к Договору.

Обратите внимание! ЕЭК с 01.01.2015 утратила важнейшую часть своих полномочий - право на обращение в Суд при выявлении и неустранении фактов несоблюдения международных договоров и актов Союза.

 

Таможенно-тарифное регулирование

Государства - члены ЕАЭС передали на наднациональный уровень свои полномочия по таможенно-тарифному регулированию. Перечень полномочий Комиссии в данной области изложен в ст. 45 Договора.

В отношении товаров, ввозимых (ввезенных) на таможенную территорию Союза, могут применяться тарифные льготы в виде освобождения от уплаты ввозной таможенной пошлины или снижения ставки ввозной таможенной пошлины.

Обратите внимание! Отличительными особенностями тарифных льгот является то, что они не могут носить индивидуальный характер и применяются независимо от страны происхождения товаров.

Полномочия по установлению случаев и условий предоставления тарифных льгот, а также по определению порядка применения тарифных льгот государства - члены ЕЭК.

 

Защитные, антидемпинговые и компенсационные меры

Для защиты внутреннего рынка ТС могут применяться специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные меры. Решение о введении таких мер принимает Комиссия после проведения расследования. Органом, проводящим расследования, определен Департамент защиты внутреннего рынка Комиссии.
Во взаимной торговле государства-члены не применяют специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер.

Справочно. Специальная защитная мера - мера ограничения возросшего импорта товара из третьих стран с помощью введения специальной пошлины (взимается независимо от установленной ввозной таможенной пошлины), предварительной специальной пошлины, импортной квоты или специальной квоты (уплата специальной пошлины при импорте товаров сверх установленного объема). Специальная защитная мера применяется в отношении товара, происходящего из всех стран, если расследованием установлено, что импорт товара осуществляется в таких возросших количествах или на таких условиях, что это причиняет или создает угрозу причинения серьезного ущерба соответствующей отрасли экономики государств - членов ЕАЭС.

Антидемпинговая мера - мера по противодействию демпинговому импорту, которая применяется посредством введения антидемпинговой пошлины (взимается независимо от ввозной таможенной пошлины), предварительной антидемпинговой пошлины или принятия экспортером товара добровольных ценовых обязательств. Антидемпинговая мера применяется, если по результатам расследования установлено, что такой импорт причиняет или создает угрозу причинения материального ущерба соответствующей отрасли экономики государств-членов или существенно замедляет ее создание.

Компенсационная мера - мера, нейтрализующая воздействие на отрасль экономики государств-членов специфической субсидии экспортирующей третьей страны, применяемая посредством введения компенсационной пошлины (взимается независимо от ввозной таможенной пошлины), предварительной компенсационной пошлины или принятия добровольных обязательств субсидирующей третьей страной или экспортером товара, являющегося объектом расследования. Компенсационная мера применяется к товару, ввозимому на таможенную территорию Союза, при производстве, экспорте и транспортировке которого использовалась специфическая субсидия, если расследованием установлено, что импорт такого товара причиняет или создает угрозу причинения материального ущерба соответствующей отрасли экономики государств-членов или существенно замедляет ее создание.

При установлении режима свободной торговли ЕАЭС с третьей страной соответствующим международным договором могут быть предусмотрены иные меры защиты внутреннего рынка, отличные от специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных, применяемые на двусторонней основе (только между Союзом и партнерами по международному договору). Наличие возможности применения двусторонних защитных мер участниками соглашений о свободной торговле является распространенной мировой практикой.

 

Торговля услугами, учреждение, деятельность и инвестиции

Устранение препятствий развитию деятельности по оказанию услуг между резидентами государств - членов ЕАЭС является необходимым средством для усиления интеграции и для содействия сбалансированному и устойчивому экономическому и социальному прогрессу. Следовательно, надлежит устранить препятствия свободе учреждения поставщиков услуг в государствах - членах ЕАЭС и свободному передвижению услуг, а также гарантировать получателям и поставщикам необходимую правовую определенность для эффективного осуществления свободы "движения услуг".

Впервые Договором предусмотрены обязательства государств-членов:

  • сокращать имеющиеся ограничения и изъятия;
  • увеличивать количество секторов услуг, в которых будет осуществляться торговля услугами в рамках единого рынка;
  • не ухудшать действующие на дату вступления в силу Договора режимы, установленные как в международных соглашениях, так и в национальном законодательстве;
  • устранять действующие и не допускать возникновение новых барьеров при национальном или наднациональном регулировании торговли услугами, учреждении и деятельности.

К моменту созданию ЕАЭС Соглашение о торговле услугами и инвестициях в государствах - участниках ЕЭП от 09.12.2010 (далее - Соглашение от 09.12.2010) не только создало определенные предпосылки для свободного движения услуг, но и заложило определенные препятствия для торговли услугами, деятельности, учреждения и инвестиций.

Рассмотрим, каким образом эти препятствия (барьеры) устраняются Договором.

Пунктом 2 ст. 66 Договора зафиксирована обязанность государств-членов проводить поэтапную либерализацию торговли услугами, учреждения, деятельности и осуществления инвестиций.

В ст. 67 Договора о ЕАЭС зафиксирована обязанность государства-членов проводить поэтапную либерализацию условий взаимной торговли услугами, учреждения, деятельности и осуществления инвестиций.

Такое либерализационное положение, позволяющее реализовать свободу движения услуг, инвестиций в Соглашении от 09.12.2010 отсутствовало.

В ст. 11 Соглашения от 09.12.2010 была предусмотрена обязанность сторон не реже одного раза в 3 года проводить переговоры с целью достижения большего уровня либерализации.

Вместе с тем, несмотря на все усилия ЕЭК, данная декларативная обязанность не только не выполнялась, но и, наоборот, отдельные органы сторон предпринимали попытки, направленные на увеличение или расширение перечня изъятий, ограничений или дополнительных мер и требований в отношении иностранных субъектов или субъектов с иностранным капиталом, в том числе резидентов государств - членов ТС и ЕЭП.

Соглашение от 09.12.2010 не предусматривало обязательств по гармонизации законодательства, необходимой для либерализации торговли услугами, учреждения, деятельности. Пунктом 1 ст. 67 Договора установлены обязательства Сторон по гармонизации (сближению) законодательства в качестве основного способа и условия либерализации, которые реализуются в порядке, предусмотренном планами либерализации.

Наиболее серьезные различия в законодательстве государств - участников ЕЭП в настоящее время наблюдаются в вопросах государственного регулирования сферы оказания услуг и деятельности. В государствах - участниках ЕЭП действует специальное законодательство в сфере лицензирования. В Республике Беларусь - Указ Президента Республики Беларусь от 01.09.2010 N 450 "О лицензировании отдельных видов деятельности", в Республике Казахстан - Закон Республики Казахстан от 16.05.2014 N 202-5 "О разрешениях и уведомлениях" (установил закрытый перечень разрешений и уведомлений), в Российской Федерации - Федеральный закон от 04.05.2011 N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности".

Данные нормативные акты содержат принципы выдачи лицензий (в Республике Казахстан - 394 разрешения и 29 уведомлений) на те виды деятельности, осуществление которых возможно только при наличии соответствующей лицензии или разрешения. Однако перечень лицензируемых видов деятельности у государств - участников Союза значительно различается. Более того, ни в Республике Беларусь, ни в Российской Федерации перечень разрешений и уведомлений законодательно не закреплен, т.е. отсутствует.

В Соглашении от 09.12.2010 не было принципа пропорциональности, необходимого для либерализации торговли услугами, учреждения, деятельности и осуществления инвестиций. Подпунктом 2 п. 2 ст. 67 Договора предусмотрено, что либерализация должна быть проведена с учетом необходимости и достаточности уровней гармонизации (сближения) законодательства государств-членов и административного сотрудничества.

Соглашением от 09.12.2010 не предусмотрен принцип экономической целесообразности, необходимый для приоритета секторов услуг при определении планов либерализации. Напротив, подп. 5 п. 2 ст. 67 Договора закреплен приоритет в либерализации секторов услуг, которые в наибольшей степени влияют на себестоимость, конкурентоспособность и (или) объемы производимых и реализуемых на внутреннем рынке Союза товаров (например, деловые и строительные услуги).

Либерализация должна быть основана на справедливом распределении выгод и обязательств с учетом чувствительности (экономической значимости) секторов услуг и видов деятельности для каждого государства-члена (подп. 3 п. 2 ст. 67 Договора).

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязательства государств-членов сокращать перечень ограничений изъятия, дополнительных требований и условий, предусмотренных индивидуальными национальными перечнями. В свою очередь, это предусмотрено в подп. 4 п. 2 ст. 67 Договора.

Актами ТС и ЕЭП не установлены обязательства государств-членов о поэтапном сближении механизмов допуска к осуществлению деятельности (в том числе разрешительных требований и процедур).

Отсутствие положений в актах ТС и ЕЭП о поэтапном сближении механизмов допуска к осуществлению деятельности (в том числе разрешительных требований и процедур) также являлось барьером, который устранен п. 55 приложения N 16 к Договору.

Отсутствие обязательств о недопустимости ухудшения условий взаимной торговли услугами, учреждения, деятельности (принцип последовательности) практически нивелировало любые договоренности в рамках ЕЭП. Подпунктом 4 п. 2 ст. 67 Договора установлены обязательства в части недопустимости ухудшения условий взаимного доступа по сравнению с условиями, действующими на 29 мая 2014 года.

Стороны не предоставляли друг другу никаких гарантий неухудшения действующего режима и могли ввести в любое время дополнительные барьеры и ограничения.

Статья 66 Договора о ЕАЭС установила безусловные обязательства государств-членов о невозможности введения любых новых дискриминационных мер в отношении торговли услугами, учреждения и деятельности лиц других государств-членов по сравнению с режимом, действующим на дату вступления в силу Договора о ЕАЭС.

Данная норма обеспечивает:

  1. недопустимость отступлений от достигнутых договоренностей (невозможность "отката назад", делиберализации) и является первым шагом на пути либерализации торговли услугами, учреждения, деятельности и осуществления инвестиций;
  2. закрепление действующего положения на рынке;
  3. стабильность и запрет ухудшения предоставляемого лицам государств-членов режима при торговле услугами, учреждении, деятельности и осуществлении инвестиций.

Статья 65 Договора ограничила возможность введения любых мер в интересах национальной безопасности. Введение таких мер допускается исключительно путем принятия законодательного акта в определенных случаях.

Таким образом, национальный режим, режим наибольшего благоприятствования, а также отказ от мер и дополнительных требований количественного и инвестиционного характера или иных преференций, предусмотренных Договором в целях защиты важнейших интересов безопасности любого государства-члена, могут не применяться, если такие меры государств-членов указаны в национальном законодательном акте в качестве способа обеспечения важнейших интересов безопасности любого государства-члена.

В п. 3 приложения N 16 к Договору впервые определен алгоритм действий государств-членов в случае принятия или применения мер, затрагивающих новые услуги, несовместимые с положениями Договора, в том числе по информированию ЕЭК в течение 1 месяца с даты принятия меры.

Национальное законодательство, регулирующее учреждение предприятий, их деятельность и оказание услуг, не может содержать в себе избыточные требования к субъектам рынка, а также сохранять непрозрачные и неэффективные процедуры допуска на рынок.

Правовые основы регулирования торговли услугами, учреждения, деятельности и осуществления инвестиций в государствах-членах определяются приложением N 16 к Договору.

В отличие от Соглашения от 09.12.2010 положения раздела XV Договора применяются к мерам государств-членов, затрагивающим не только поставку, но и получение услуг, учреждение, деятельность, а также осуществление инвестиций.

Таким образом:

  • стороны зафиксировали сохранение основной части действующих норм Соглашения от 09.12.2010; в сферу, в частности, добавлены инвестиции, правила единого рынка и внутреннее регулирование (в части всех разрешительных требований и процедур);
  • произошла замена декларативного целеполагания: "желая создать условия для расширения взаимной торговли услугами и повышения уровня ее либерализации" - на нормы прямого действия: "обеспечение свободы торговли услугами, учреждения, деятельности и осуществления инвестиций" вплоть до создания единого рынка.

Обратите внимание! Положения раздела XV Договора не применяются:

  • к государственным (муниципальным) закупкам, регулируемым разделом XXII Договора;
  • к поставляемым услугам и осуществляемой деятельности во исполнение функций государственной власти.

Из области применения положений раздела выведено регулирование в сфере транспортных, финансовых услуг, услуг в сфере естественных монополий и энергетики.

По настоянию Сторон формулировка, используемая в проекте, раскрывающая понятие "функции государственной власти", перед подписанием Договора была исключена. В то же время понятие "функции государственной власти" осталось в Протоколе по финансовым услугам. В этой связи при применении раздела XV Договора необходимо будет постоянно обращаться к национальному законодательству, конкретизирующему функции государственной власти.

Предусматриваемое обязательное соблюдение Сторонами требований статьи 5 ГАТС к экономическим интеграционным объединениям раздела XV Договора:

  • распространяется на индивидуальных предпринимателей или юридических лиц, зарегистрированных (учрежденных) в каком-либо из государств - членов ЕЭП, а также физических лиц, являющихся гражданами государств - членов ЕЭП;
  • не распространяются на права и обязанности получателей и поставщиков услуг третьих стран, в то числе филиалов и представительств.

В Договоре о ЕАЭС сформулированы лишь базовые положения о формировании скоординированной (согласованной) транспортной политики.

С 01.01.2015 финансовые услуги регулируются разделом XVI Договора, который предусматривает отдельные гарантии поставщикам финансовых услуг, лицам, осуществляющим деятельность, и имеет прямые отсылки к разделу XV и приложению N 16 к Договору.

Так, в соответствии с Протоколом о финансовых услугах вопросы торговли финансовыми услугами с третьими государствами, деятельности юридических лиц, в капитале которых участвует государство, прав потребителей финансовых услуг, участия в приватизации, защиты прав инвесторов, платежей и переводов, ограничений в отношении платежей и переводов, возмещения ущерба, гарантий инвесторов, в том числе при экспроприации, перехода прав инвесторов и порядка разрешения инвестиционных споров регулируются Протоколом N 16.

Переходные положения в отношении раздела XVI Договора (ст. 103) предусматривают, что государства-члены к 2025 году осуществят гармонизацию своего законодательства в сфере финансового рынка в соответствии с международным договором в рамках Союза и Протоколом по финансовым услугам, после чего примут решение о полномочиях и функциях наднационального органа по регулированию финансового рынка и создадут его с месторасположением в городе Алматы в 2025 году.

 

Трудовые и гражданско-правовые отношения физических лиц

Особенности въезда, выезда, пребывания и трудовой деятельности физических лиц регулируются разделом XXVI Договора о ЕАЭС.

В Договоре о ЕАЭС закреплено, что граждане стран Союза имеют право осуществлять трудовую деятельность в любом государстве - участнике Договора. В частности, ст. 97 Договора прямо устанавливает, что государства - члены Союза не устанавливают и не применяют ограничения, установленные их законодательством в целях защиты национального рынка труда. При этом гражданам не требуется получение разрешения на осуществление трудовой деятельности в государстве трудоустройства.

Социальное обеспечение (социальное страхование), кроме пенсионного, трудящихся государств-членов и членов их семей осуществляется на тех же условиях и в том же порядке, что и для граждан государства трудоустройства. Трудящимся предоставлена возможность работы не только по трудовому, но и гражданско-правовому договору, что значительно расширяет сферы их возможного трудоустройства.

Не менее важна реализация достигнутых договоренностей по налогообложению доходов физических лиц. В частности, заложена правовая норма в ст. 73, в соответствии с которой предусмотрены единые условия налогообложения доходов физических лиц - граждан государств - членов ТС и ЕЭП с первых дней работы по найму, а не по прошествии 183 дней, как было ранее.

Трудовой (страховой) стаж трудящихся государств-членов засчитывается в общий трудовой (страховой) стаж для целей социального обеспечения (социального страхования), кроме пенсионного, в соответствии с законодательством государства трудоустройства.

Несмотря на то что в Договоре о ЕАЭС закреплена возможность освобождения от использования миграционной карты граждан государства-члена при въезде на территорию другого государства-члена по одному из действительных документов, допускающих проставление отметок органов пограничного контроля о пересечении государственной границы (загранпаспорта), при условии, что срок их пребывания не превышает 30 суток с даты въезда, в двусторонних соглашениях, заключенных между государствами-членами, предусмотрена такая же возможность. Вместе с тем доходило до курьезных случаев привлечения органами Сторон к административной ответственности и задержания даже сотрудников и должностных лиц ЕЭК за якобы имевшее место нарушение пятидневного срока пребывания на территории государства-члена уже после подписания Договора о ЕАЭС и ратификации двусторонних соглашений.

Из сферы действия раздела XXVI Договора о ЕАЭС выведены отношения:

в области трудовой миграции, имеющие иной порядок регулирования; предоставлены дополнительные преимущества для субъектов предпринимательской деятельности, а именно поставлять услугу путем присутствия физических лиц поставщика на территории другого государства-члена;

государства-члены не могут вводить или применять ограничения в отношении физических лиц, поставляющих услугу, квоты и иные разрешения, препятствующие свободному оказанию услуг.

 

Единый рынок

Важное новшество, которое вступило в силу с началом функционирования нового интеграционного объединения, - формирование единого рынка услуг (далее - ЕРУ). Если Беларусь, Россия и Казахстан имеют единый рынок по большинству товаров, которые перемещаются в рамках ЕЭП свободно, то теперь достигнута аналогичная договоренность и по услугам (по нескольким десяткам секторов).
В Договоре раскрыта новация, без которой не может быть интеграции, поскольку одним из элементов единого рынка услуг является взаимное признание квалификаций и разрешений на поставку услуг, которое обеспечивается в рамках поэтапной либерализации секторов услуг.

Обратите внимание! Договор впервые дает определение и устанавливает правовые основы "единого рынка услуг", основными составляющими которого являются:

а) освобождение поставщика услуг от повторного учреждения в форме юридического лица;

б) возможность оказания услуг, выполнения работ на основании разрешения на поставку услуг, выданного на территории государства-члена, где зарегистрирован услугодатель (например: торговая компания, учрежденная в городе Минске на основании разрешения, выданного в соответствии с законодательством Республики Беларусь, уже может торговать без услуг посредника в г. Москве, с 08.05.2015 в г. Ереване, а с 2016 года в г. Алматы и иных регионах Казахстана и, скорее всего, Кыргызстана).

в) признание профессиональной квалификации персонала поставщика услуг.

Таким образом, с 01.01.2015 государства-члены приняли на себя обязательства по формированию и функционированию ЕРУ, в рамках которого услугодателям в дополнение к уже имеющимся режимно-защитным механизмам предоставлен максимально возможный уровень свободы.

Иными словами, ЕРУ - это состояние регулирования данного рынка, где сторонами не применяются дискриминационные ограничения, изъятия любого характера. Страна рассматривает услугодателя страны-партнера как своего, то есть регулятору нельзя сказать, что вот этими видами услуг в стране будут заниматься только свои, национальные компании. Это означает, что каждая компания уже может на всем пространстве ЕАЭС осуществлять деятельность, как у себя дома - без получения дополнительных: регистрации, свидетельства, лицензий и прочих разрешительных документов, - если подобные документы имеются у услугодателя, выданные на территории государства-члена, резидентом которого он является.

Например: российские строители и проектировщики на основании разрешительных документов (аттестатов) на оказание отдельных строительных услуг, членства в саморегулируемых организациях (членство в которых открыто и для иностранных организаций) без дополнительного получения соответствующих аттестатов и сертификатов в Беларуси, которые могут быть получены при соблюдении определенных условий.

Единый рынок заработал с 1 января 2015 года в секторах услуг, закрепленных решением Высшего Евразийского экономического совета от 23 декабря 2014 года N 110, по 22 секторам для Беларуси, России и Казахстана. По 6 секторами предусмотрен переходный период для Казахстана до 1 января 2016 года и по 15 секторам услуг, в которых Беларусь и Российская Федерация с 1 января 2015 года создали единый рынок услуг друг для друга (к ним относятся, например, строительные работы, услуги в инженерных областях).

Для предпринимателей Беларуси, Казахстана и России уже с 01.01.2015 функционирует ЕРУ в таких секторах услуг, как услуги в области ландшафта; ведение охотничьего хозяйств; лизинг и аренда; прокат; услуги в области налогообложения; услуги по применению программного обеспечения и по обработке данных, связанные с вычислительной техникой; консультационные услуги в области архитектуры и по вопросам управления; исследование рынка и выявление общественного мнения; услуги по размещению и подбору персонала; по уборке помещений; фотоуслуги; по организации и проведению переговоров и совещаний; переводы; организация развлечений.

Кроме того, учитывая разноуровневую интеграцию, с 01.01.2015 еще по ряду секторов ЕРУ функционирует пока только для двух стран (Беларуси и России).

Это такие секторы услуг, как строительные, отделочные работы, услуги, предшествующие строительству; работы по сносу зданий и аренда строительного оборудования с оператором; услуги в инженерных областях, в области градостроительного проектирования, вспомогательные транспортные услуги, включая обработку грузов и транспортных агентств, оформление транспортной документации, проверку грузов, взвешивание (и т.п.); обслуживание и ремонт оборудования (кроме транспортного); оптовой и розничной торговли; комиссионных агентов; франчайзинга; гостиниц и предприятий общественного питания; в области звукозаписи.

Причем по последним пяти секторам услуг Казахстан присоединится к ЕРУ уже с 1 января 2016 года.

К сожалению, Казахстан не взял на себя обязательства по ЕРУ в таких секторах услуг как:

  • вспомогательные транспортные, включая обработку грузов и транспортных агентств, оформление транспортной документации, проверку грузов, взвешивание (и т.п.), техническое обслуживание и ремонт оборудования для автодорожного транспорта;
  • относящиеся к обслуживанию и ремонту оборудования, в том числе ремонт предметов личного пользования и бытовых товаров;
  • по посеву, обработке и подкормке сельскохозяйственных культур и по борьбе с сельскохозяйственными вредителями, возбудителями болезней растений и растениями-сорняками в части фитосанитарных мероприятий против особо опасных вредных организмов, деятельности по локализации и ликвидации очагов распространения карантинных объектов и деятельности по осуществлению фитосанитарной экспертизы подкарантинной продукции, как технологически связанной с деятельностью по локализации и ликвидации очагов распространения карантинных объектов.

Что касается таких чувствительных секторов, как банки, страхование, финансовый рынок в целом, транспорт, общий рынок услуг наступит после проведения работы по сближению законодательства. Кстати, по транспорту поэтапная программа либерализации вынесена на рассмотрение ЕЭК с целью последующего утверждения ВЕЭС в мае текущего года.

В целях расширения ЕРУ решением Высшего Совета должны быть определены секторы услуг, подлежащих либерализации, в которых формирование ЕРУ будет происходить через переходный период на основе утверждаемых Высшим Советом планов либерализации.

Такие планы либерализации могут предусматривать для отдельных стран-участниц более поздние сроки либерализации отдельных секторов услуг, что не является препятствием для других сторон к созданию ЕРУ в таких секторах услуг на условиях взаимности.

Таким образом, произошло расширение наднациональной составляющей в развитии свободы предоставления услуг. Стороны и Комиссия будут определять сферы, в которых возможна поэтапная либерализация, и выносить проекты "дорожных карт" (планов либерализации) на утверждение ВЕЭС (статья 66; пункт 42 приложения N 16).

По отдельным видам работ (перечень которых был предложен ЕЭК для расширения, но пока не одобрен регуляторами одной страны) уже могут самостоятельно работать (выступать в качестве подрядчиков) на территории России без: регистрации организации или индивидуального предпринимателя; подтверждения профессиональной квалификации их персонала (опыта работы, образования, переподготовки и тому подобного) и получения дополнительного разрешения.

В связи с тем, что Армения присоединилась к Договору с 02.01.2015, в отношении Армении предусмотрен переходный период, который должен быть завершен в первом квартале 2015 года.

Несмотря на наличие ограничений, изъятий, оговорок, отсрочек и переходных периодов, функционирование единого рынка услуг даже в отдельных секторах послужит мощным импульсом для экономического, промышленного роста наших государств, повышения их конкурентоспособности, активизации деятельности бизнеса, создания дополнительных рабочих мест, сокращения безработицы.

Таким образом, Договором предусмотрен качественно новый подход к либерализации одной из четырех свобод - свободы услуг в рамках Союза.

Отсутствие обязательств по формированию единого рынка услуг (как высшей степени свободы движения услуг) не позволяло обеспечить в полном объеме свободу движения товаров, услуг, рабочей силы и инвестиций. Статьей 67 и пунктами 38 - 42 приложения N 16 к Договору установлены обязательства по формированию ЕРУ посредством установленных механизмов либерализации, которые состоят в том числе из административного сотрудничества.

В рамках ЕРУ определятся "принцип взаимного признания разрешительных документов", выраженный в том, что, когда государства-члены требуют от поставщика услуг представления лицензии, сертификата, свидетельства или любого иного документа, удостоверяющего выполнение некоторого требования, они принимают любой документ другого государства-члена, который имеет эквивалентную функцию или из которого следует, что соответствующее требование выполнено.

Предоставление возможности увеличения количества секторов услуг, в которых будет осуществляться торговля услугами в рамках ЕРУ, посредством установленных механизмов либерализации, которые состоят в том числе из гармонизации законодательства и административного сотрудничества.

Перечни, в отношении которых действуют правила единого рынка, построены по "позитивному" принципу (то есть только перечисленные секторы).

В ст. 67 Договора о ЕАЭС зафиксировано стремление государства-членов к созданию и обеспечению функционирования ЕРУ в максимальном количестве секторов услуг. Эта новая норма, развитая в пунктах 38 - 43 и иных нормах приложения N 16 к Договору о ЕАЭС, не имеет аналогов даже внутри самих государств-членов. Так, например, лицензия, выданная на территории одного из регионов государства-члена, действует только в этом регионе. Напротив, в пунктах 38 - 43 и иных нормах приложения N 16 к Договору о ЕАЭС, как уже упоминалось выше, речь идет о признании любых разрешений на деятельность на всей территории ЕАЭС, выданных на территории любого государства-члена.

Важными также являются нормы прямого действия ст. 67 Договора о ЕАЭС, безусловно устанавливающей, что либерализация торговли услугами, учреждения, деятельности и осуществления инвестиций осуществляется с учетом международных принципов и стандартов путем гармонизации законодательства государств-членов и организации взаимного административного сотрудничества компетентных органов государств-членов.

Гармонизация законодательства и административное сотрудничество, включая информационный обмен, - необходимые условия для свободы торговли услугами, товарами и движения капиталов без барьеров. Это будет способствовать развитию транспарентности, инвестиционной привлекательности государств-членов и улучшению делового климата.

Действующее Соглашение не предусматривало обязанности государств-членов по унификации или гармонизации законодательства и положений по административному сотрудничеству.

Статья 16 Соглашения говорила лишь о стремлении сторон к унификации своего национального законодательства с учетом международных принципов и стандартов и наилучшей международной практики в сфере регулирования торговли услугами, а также учреждения и деятельности, имея в виду завершение формирования капиталов и ЕРУ, понимание которого у сторон отсутствовало ввиду нераскрытия понятия последнего. За время действия Соглашения и с момента его подписания до настоящего момента времени никакой унификации законодательства (ни по одному из секторов) не произошло ввиду отсутствия таких обязательств сторон.

Отсутствие у государств-членов обязанности признавать на своей территории разрешения на оказание услуг, выданные поставщикам услуг компетентным органом другого государства-члена, не позволяло строить ЕРУ.

В пункте 38 и пунктах 53 - 54 приложения N 16 предусмотрены положения о взаимном признании разрешений, которые позволяют поставщикам услуг, получившим разрешение на территории одного государства-члена, оказывать услуги (выполнять работы) и (или) осуществлять деятельность на территории другого государства-члена.

Пунктом 53 Протокола предусмотрено новация, без которой не может быть интеграции, поскольку одним из элементов единого рынка является взаимное признание квалификаций и разрешений на поставку услуг, которое обеспечивается после принятия мер, указанных в пунктах 54 и (или) 55 Протокола, т.е. в рамках поэтапной либерализации секторов услуг.

В свою очередь, планы либерализации будут разработаны Сторонами совместно с Комиссией и утверждены ВЕЭС после определения перечней секторов Высшим Советом в соответствии с последовательностью, определенной в решении ВЕЭС от 23.12.2014 N 111.

Перечень секторов, в которых должны обеспечиваться правила ЕРУ, подлежит поэтапному и согласованному расширению.

Пунктом 43 Протокола установлено, что планы либерализации могут предусматривать для отдельных государств-членов более поздние сроки либерализации отдельных секторов услуг, что не является препятствием для других государств-членов к созданию единого рынка в таких секторах услуг на условиях взаимности. Данная норма предусматривает "разноскоростную" либерализацию, предполагающую реализацию правил ЕРУ по отдельным секторам услуг между отдельными государствами - членами Союза с определенной даты, при этом государство-член, не принявший данные обязательства, может осуществлять реализацию правил ЕРУ в иные сроки.

То есть если одно из государств-членов не готово к работе в условиях единого рынка, такое государство не может препятствовать другим сторонам использовать преимущества единого рынка между собой на взаимной основе.

Отсутствие обязанности государств-членов по обеспечению недискриминационного порядка сдачи профессионального экзамена, необходимого для допуска к оказанию услуги (выполнению работы), не позволяло признавать квалификации. Пунктом 56 приложения N 16 предусмотрено обязательство государств-членов по обеспечению сдачи профессионального экзамена на равных условиях со своими лицами, в случае если сдача такого экзамена требуется для допуска к оказанию услуги (выполнению работы).

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали гарантии права оказывать услуги (выполнять работы) персоналом (работниками) поставщика услуг одного государства-члена получателям услуг, находящимся на территории другого государства-члена.

Обратите внимание! Пунктом 37 приложения N 16 закреплено обязательство государств-членов не применять и не вводить ограничения в отношении работников услугодателей одного государства-члена, оказывающих услуги путем присутствия их работников на территории другого государства-члена, что позволяет приглашать иностранных специалистов, а также переводить их из головного офиса в дочернюю организацию, филиал или представительство, действующие на территории другого государства-члена.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали права лиц государств-членов на взаимное признание квалификаций (опыта работы, образования, подготовки) работников поставщиков услуг. Пунктами 55 и 56 приложения N 16 предусмотрены положения по признанию квалификаций работников (персонала) поставщиков услуг, что предоставляет дополнительные преимущества для лиц государств-членов, выраженные в том числе в неприменении к ним дополнительных обременений в связи с переобучением сотрудников и (или) обязательством по получению работниками опыта в стране оказания услуги или осуществления деятельности.

Пунктом 7 статьи 68 Договора о ЕАЭС государствам-членам предоставлена возможность информировать Комиссию о невыполнении обязательств другими государствами-членами в целях обеспечения исполнения обязательств государствами-членами. Данное положение позволит государствам-членам использовать механизм устранения нарушений международных обязательств без обращения в Суд ЕврАзЭС.

С целью обеспечения информационно-аналитической поддержки функций ТС, эффективного регулирования внешней и взаимной торговли и расширения использования информационно-коммуникационных технологий создается интегрированная информационная система внешней и взаимной торговли ТС (ИИСВВТ). Система призвана обеспечить совместную работу информационных систем государств и информационных систем ЕЭК. Стратегическая цель ее создания - построение общего информационного пространства в рамках ЕЭП.

 

Транспарентность (открытость и доступность законодательства)

Не было предусмотрено ни одним Соглашением ТС и ЕЭП обязательств государств-членов об обеспечении открытости и доступности своего законодательства по вопросам раздела, которые охватывают не менее 60 процентов ВВП сторон.

Так, отсутствовали какие-либо обязанности государств-членов: 1) по предварительному опубликованию национальных нормативных правовых актов (далее - НПА); 2) по проведению общественного обсуждения проектов национальных НПА; 3) при опубликовании НПА пояснять цели их принятия и применения; 4) по рассмотрению запросов и дачи ответов на них на равных условиях для всех лиц государств-членов; 5) по предоставлению информации лицам Сторон о планируемых к принятию НПА; 6) по предоставлению гарантий на право получения ответов на запросы, направленные в электронной форме.

Обратите внимание! Впервые п. 3 статьи 69 раздела XV предусмотрен механизм предварительного опубликования национальных НПА, включая обязанность государств-членов по возможности учитывать замечания и (или) предложения, полученные компетентными органами государств-членов в рамках общественного обсуждения, при доработке проектов НПА. Проект НПА должен быть опубликован в сети Интернет на официальных сайтах, при этом установлен срок опубликования данных НПА - не менее чем за 30 дней до даты их принятия.

Впервые установлены обязательства государств-членов:

  • по обсуждению проектов НПА;
  • обеспечению размещения в сети Интернет сведений о сроке проведения общественного обсуждения проекта НПА в целях предоставления всем заинтересованным лицам возможности направления своих замечаний и предложений, которые по возможности должны быть учтены при доработке НПА;
  • размещению в сети Интернет на официальных сайтах государственных органов, ответственных за разработку проекта НПА, или на специально созданных сайтах проектов НПА, информации о порядке направления лицами замечаний и предложений по ним, а также сведений о сроке проведения общественного обсуждения проекта НПА в целях предоставления всем заинтересованным лицам возможности направить свои замечания и предложения;
  • при опубликовании НПА (их проектов) пояснять цели их принятия и применения;
  • рассматривать запросы и обращения лиц других государств-членов в порядке, установленном для своих лиц, т.е. на равной основе по одинаковой процедуре без возможной дискриминации по национальному признаку;
  • предоставлять информацию по запросам лиц других государств-членов о планируемых к принятию НПА в соответствии с национальным законодательством и на недискриминационной основе;
  • по направлению запросов в электронной форме любыми лицами государств-членов. Установлена обязанность государств-членов создать механизмы представления ответов на письменные или электронные запросы любого лица о действующих и (или) планируемых к принятию НПА;
  • обеспечению предварительного опубликования проектов НПА;
  • по опубликованию проектов НПА, как правило, за 30 календарных дней до даты их принятия, которое не требуется в исключительных случаях, требующих оперативного реагирования, а также в случаях, когда предварительное опубликование проектов НПА может помешать их исполнению или иным образом противоречит общественным интересам;
  • учету замечаний и (или) предложений, полученных компетентными органами государств-членов в рамках общественного обсуждения, при доработке проектов НПА.

По сути, в данных нормативных предписаниях речь идет о проведении ОРВ влияния проектов НПА на условия ведения бизнеса, что предусмотрено Договором о ЕАЭС в отношении проектов решений ЕЭК и национальным законодательством сторон.

В этой связи для реализации данных положений Договора потребуется внесение изменений и дополнений в национальные законодательные акты, регулирующие порядок рассмотрения обращений граждан и предпринимателей, разработки и опубликования проектов НПА.

 

Область применения раздела N 15 и Протокола N 16

Положения Протокола будут применяться к любым мерам государств-членов, затрагивающим не только поставку и получение услуг, учреждение, деятельность, но и осуществление инвестиций. В Соглашении действовал "негативный" перечень в отношении учреждения и деятельности и "позитивный" при трансграничной торговле услугами. Перечни, в отношении которых будут действовать нацрежим, РНБ и деятельность без дополнительных ограничений и требований, в том числе дискриминационного характера, построены по "негативному" принципу (если нет горизонтальных и секторальных ограничений, свободны все неперечисленные секторы). Такое нововведение, не воспринятое ГАТС и другими интеграционными союзами, позволило расширить количество охватываемых либерализацией секторов как минимум с 40 до 160 видов услуг. В связи с этим для предпринимателей государств-членов уже открыто большее количество рынков для оказания (потребления) услуг, осуществления деятельности и инвестиций.

Пунктом 3 Протокола предусмотрена новая норма, в которой определен механизм переговоров в случае появления на рынке новых видов услуг, что в будущем позволит увеличить количество видов услуг и видов деятельности, которые будут работать по Правилам ЕРУ или без ограничений и изъятий из национального режима, режима наибольшего благоприятствования.

Несмотря на положения пунктов 15 - 17, 21, 24, 27, 30 и 32 Протокола, государства-члены сохранили за собой право принимать и применять любые меры в отношении новых услуг, то есть не существующих на дату вступления Договора о ЕАЭС в силу, поскольку у экспертов сторон имелись опасения об "изобретении" в будущем особо чувствительных секторов услуг, доступ к оказанию которых стороны желают предоставлять только национальным лицам.

Вместе с тем по инициативе ДРПД ЕЭК данная норма была дополнена условием следующего содержания. В случае принятия или применения меры, которая затрагивает новую услугу и несовместима с положениями указанных пунктов, государство-член информирует другие государства-члены и Комиссию о такой мере не позднее 1 месяца с даты ее принятия или применения в зависимости от того, что наступило раньше. Соответствующие изменения в национальный перечень такого государства-члена утверждаются решением Высшего совета.

Таким образом, определен механизм переговоров в случае появления на рынке новых видов услуг, что в будущем позволит увеличить количество видов услуг и видов деятельности, которые будут "работать" более или менее свободно с перспективой выхода на правила ЕРУ.

 

Национальный режим

Пунктом 21 приложения N 16 установлено обязательство государств-членов в отношении всех мер, затрагивающих торговлю услугами, по предоставлению национального режима (т.е. на условиях не менее худших, чем предоставляемые лицам своей страны). Расширена сфера применения положений раздела XV и приложения N 16 в отношении всех мер.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязательства государств-членов по распространению национального режима на получателей услуг. разделом VI приложения N 16 впервые предоставлен национальный режим получателям услуг и устранены многие связанные с этим барьеры, постоянно возникающие при торговле услугами.

Статья 9 Соглашения изложена в новой редакции пункта 21 Протокола, в соответствии с которым каждое государство-член уже в отношении всех мер, затрагивающих торговлю услугами, предоставляет услугам, поставщикам и получателям услуг другого государства-члена режим не менее благоприятный, чем режим, предоставляемый при таких же (подобных) обстоятельствах своим собственным таким же (подобным) услугам, поставщикам и получателям услуг.

Таким образом, расширена сфера применения данного положения в отношении всех мер. Устранена практическая неприменимость норм Соглашения, устанавливающих национальный режим, в части невозможности установления факта аналогичности обстоятельств, услуг, их поставщиков.

Предоставлена альтернативная возможность при выполнении обязательств, указанных в пункте 21 Протокола, предоставлять услугам, поставщикам и получателям услуг любого другого государства-члена формально такой же или формально отличный режим по отношению к тому, который предоставляется этим государством-членом своим собственным таким же (подобным) услугам или поставщикам либо получателям услуг. При этом формально такой же или формально отличный режим считается менее благоприятным, если он меняет условия конкуренции в пользу услуг, поставщиков и (или) получателей услуг этого государства-члена по сравнению с такими же (подобными) услугами, поставщиками и (или) получателями услуг любого другого государства-члена. Таким образом, раскрыты положения определяющие порядок применения национального режима и учтены нормы ГАТС.

Несмотря на положения пункта 21 Протокола, каждое государство-член в отношении услуг, поставщиков и получателей услуг другого государства-члена может применять отдельные ограничения и условия, указанные в национальных перечнях или в приложении N 2 к настоящему Протоколу. При этом национальные перечни, указанные в данном пункте, формируются по "негативному" принципу и будут утверждаться Высшим Советом.

По Соглашению невозможно применять национальный режим для лица с иностранным капиталом или для дочерних организаций, созданных лицами других государств-членов или с их участием. Пунктом 24 приложения N 16 расширена сфера применения национального режима и перечень лиц, которым такой режим предоставляется. Национальный режим гарантирован любым юридическим и физическим лицам, в том числе филиалам и представительствам, учрежденным или созданным на территории государства-члена.

Обратите внимание! Пунктом 24 Протокола закреплена обязанность государств-членов предоставлять лицам любого государства-члена в отношении учреждения и деятельности режим не менее благоприятный, чем режим, предоставляемый при таких же (подобных) обстоятельствах своим собственным лицам на своей территории. Таким образом, в отличие от статьи 3 Соглашения расширена сфера применения данного положения в отношении всех мер, а также устранена практическая неприменимость норм Соглашения, устанавливающих национальный режим, в части невозможности установления факта аналогичности обстоятельств.
При этом "ключевым" отличием является исключение слов "другой Стороны" с заменой на слова "предоставлять лицам любого государства-члена". Иными словами, норма статьи 3 Соглашения могла работать только при учреждении, так как после учреждения и при осуществлении деятельности лицо другой Стороны становилось своим резидентом и, соответственно, нормы, устанавливающие национальный режим для лица с иностранным капиталом или для дочерних организаций, созданных лицами других Сторон, на "дочек" не распространялись.

 

Режим наибольшего благоприятствования

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязательства государств-членов по предоставлению режима наибольшего благоприятствования (далее - РНБ) получателям услуг государств-членов.

Пунктом 27 подраздела VI приложения N 16 по общему правилу получателям услуг государств-членов гарантирован РНБ (т.е. режим не хуже, чем предоставленный получателям из третьих стран).

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязанности сторон по применению положений РНБ в отношении всех мер (режима не хуже, чем предоставляемый услугодателям, услугополучателям и лицам, осуществляющим учреждение и деятельность, по сравнению с третьими странами).

Пунктами 27 - 29 раздела VI приложения N 16 расширена сфера применения данного положения в отношении всех мер. В случае если в отношении мер, введенных для третьих стран, применяется режим более благоприятный, чем для государств-членов, государство, которое ввело данную меру, обязано распространить такой же или не менее благоприятный режим и на лица государств-членов.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязанности сторон по применению положений РНБ в отношении всех мер (режима не хуже предоставляемого услугодателям, услугополучателям и лицам осуществляющим учреждение и деятельность по сравнению с третьими странами).

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязательства государств-членов по предоставлению национального режима в отношении всех мер, затрагивающих торговлю услугами.

Таким образом, статья 9 Соглашения изложена в новой редакции пункта 27 Протокола, в соответствии с которым каждое государство-член предоставляет при таких же (подобных) обстоятельствах услугам, поставщикам и получателям услуг любого другого государства-члена режим не менее благоприятный, чем режим, предоставляемый таким же (подобным) услугам и поставщикам и получателям услуг третьих государств.

РНБ впервые распространен и на получателей услуг. При этом расширена сфера применения данного положения в отношении всех мер. Устранена практическая неприменимость норм Соглашения, устанавливающих РНБ, в части невозможности установления факта аналогичности обстоятельств.

Пунктом 29 Протокола установлены подобные пункту 27 Протокола нововведения без возможности установления любых изъятий или ограничений. При этом впервые данный режим предоставляется не только лицам любого другого государства-члена, но и лицам, учрежденным ими.

По действующему Соглашению невозможно применить РНБ в отношении лиц одной Стороны, действующей на территории другого государства-члена, в том числе через учрежденные ими организации, открытые филиалы и представительства. Любое государство-член могло вводить любые преимущества в отношении лиц третьих стран, не предоставляя таких же преференций лицам других Сторон (в том числе в случае отсутствия их в перечне изъятий). Пунктом 29 приложения N 16 установлен РНБ, который впервые будет предоставлен не только лицам любого другого государства-члена, но и лицам, учрежденным ими. РНБ гарантирован любым юридическим и физическим лицам, в том числе филиалам и представительствам, которые учреждены или созданы на территории государства-члена.

 

Режим неприменения количественных ограничений

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязательства государств-членов для лиц одного государства-члена, действующего на территории другого государства-члена (в том числе через созданные ими филиалы, представительства, лица либо с их участием), на неприменение к нему (ним) количественных ограничений.

По аналогии с Директивой N 2006/123/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза "Об услугах на внутреннем рынке" (статья 15 и др. обеспечивают неприменение недискриминационных количественных или территориальных ограничений) с учетом соглашений: о партнерстве и сотрудничестве, учреждающего партнерство между Российской Федерацией и Европейскими сообществами и их государствами-членами; о партнерстве и сотрудничестве между Республикой Казахстан и Европейскими сообществами - пунктом 30 приложения N 16 расширены сфера применения и круг лиц, на которых распространяются гарантии неприменения количественных (ограничение числа поставщиков услуг; числа создаваемых, приобретаемых и (или) контролируемых юридических лиц; операций юридического лица, филиала и представительства и др.) ограничений.

Таким образом, закреплены гарантии по неприменению количественных ограничений в отношении лиц любых государств-членов, в том числе и с иностранным участием в капитале. Т.е. статья 4 Соглашения изложена в новой редакции пункта 30 Протокола, в соответствии с которым государства-члены не вводят и не применяют в отношении лиц любого государства-члена в связи с торговлей услугами, учреждением и деятельностью ограничений, касающихся:

  • операций любого поставщика услуг, созданного, приобретенного или контролируемого юридического лица, филиала, представительства, зарегистрированного индивидуального предпринимателя в ходе осуществления ими деятельности в любой иной количественной форме;
  • приобретаемой доли в уставном капитале юридического лица или степени контроля над юридическим лицом.

Правовой режим неприменения таких мер не противоречит нормам ГАТС (статьям V, XVI) в части невозможности введения ограничений (за исключением изъятий, предусмотренных Протоколом) на участие иностранного капитала в форме максимальной доли иностранного участия в акционерном капитале или общей стоимости индивидуальных или совокупных иностранных инвестиций.

Например, невозможность отчуждения права доли (пая, акции) лица без получения регулируемым лицом согласия Регулятора затрагивает и касается в первую очередь иностранных инвесторов, включая национальных лиц, созданных с их участием, в части невозможности распоряжения капиталом и инвестициями, капитализации их дохода. Соответственно, стоимость акций и размер дивидендов такого инвестора (в этой сфере) будет снижен.

В Соглашении была заложена норма, гарантирующая неприменение количественных ограничений только к нерезидентам, т.е. такая норма могла работать только в отношении иностранных лиц, действующих через свое представительство на территории государства-члена (которое не могло осуществлять полноценную деятельность), так как после учреждения и при осуществлении деятельности лицо другой Стороны становилось своим резидентом и, соответственно, нормы, устанавливающие гарантии для лица с иностранным капиталом или для его дочерних организаций, созданных лицами других Сторон, на них не распространялись.

Т.е. по факту нормы Соглашения были "мертвыми" в отношении большинства видов количественных ограничений.

Обратите внимание! В редакции пункта 30 Протокола норма распространяется на всех лиц, как резидентов, так и на нерезидентов, независимо от доли в уставном фонде иностранного капитала, формы учреждения и тому подобного.

В связи с введением новой формы поставки введен дополнительный запрет на ограничение общего числа физических лиц, которые могут быть заняты в определенном секторе услуг, или числа физических лиц, которых поставщик услуг может нанять и которые необходимы и непосредственно имеют отношение к поставке определенной услуги, в форме количественных квот или теста на экономическую целесообразность.

Справочно. В соответствии с Директивой N 2006/123/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза "Об услугах на внутреннем рынке" (статья 15 и др.) государства-члены проверяют, подчиняет ли их правовая система доступ к деятельности по оказанию услуг или ее осуществление соблюдению какого-либо из следующих недискриминационных требований:

a) количественные или территориальные ограничения, в частности в форме ограничений, установленных в зависимости от численности населения или исходя из минимального географического расстояния между поставщиками;

b) требования, которые возлагают на поставщика обязанность быть учрежденным в особой организационно-правовой форме;

d) иные требования помимо относящихся к вопросам, регулируемым Директивой 2005/36/ЕС или предусмотренным другими актами Сообщества, которые резервируют доступ к соответствующей деятельности по оказанию услуг для особых поставщиков ввиду специфического характера подобной деятельности;

e) запрет иметь более одного учреждения на территории одного и того же государства;

f) требования, которые предписывают минимальное количество наемных работников;

g) минимальные и/или максимальные обязательные тарифы, которые обязан соблюдать поставщик;

h) обязанность поставщика вместе со своей услугой предоставлять другие специфические услуги.

Типичными примерами количественных, в том числе территориальных, ограничений являются, в частности, ограничения, установленные в зависимости от численности населения или исходя из минимального географического расстояния между поставщиками услуг: во Франции - количество магазинов, продающих алкоголь, прямо зависит от количества населения; в Бельгии то же правило касается ночных магазинов и магазинов сотовой техники. В Греции, Испании и Италии данное правило может быть установлено региональными или местными властями.

Требования национального законодателя, возлагающие на поставщика обязанность быть учрежденным в особой организационно-правовой форме, имели место в Италии для торгующих на рынках регистрироваться в качестве ИП. Им запрещалось учреждать для своей деятельности кооперативы или компании с ограниченной ответственностью. Во Франции уже можно учредить любое юридическое лицо для осуществления бухгалтерской деятельности, кроме такой формы, как коммерческая компания.

Требования к минимальному количеству работников широко распространено среди стран - участниц ЕС.

18 стран ЕС сообщили Еврокомиссии о наличии подобного ограничения. С принятием Директивы ЕС N 123 (2006 г.) ряд стран ЕС сняли это ограничение. В Германии такое ограничение действует на предприятиях общественного водоснабжения. В Португалии такое ограничение действует в отношении работников в сфере охраны и изучения окружающей среды.

В Республике Беларусь подобное ограничение действует с недавнего времени в отношении отдельных видов строительных услуг.

Обязательство поставщиков предоставлять дополнительные специфические услуги в комплексе с основной деятельностью определенно ограничивает поставщиков услуг в выборе сферы деятельности. Однако данное ограничение действовало в 12 государствах ЕС. Пример: в Италии владельцы заправочных станций должны были также открыть и магазин для обслуживания клиентов заправки. Вместе с тем в некоторых странах ЕС до сих пор действует это ограничение с целью защиты интересов потребителей. Так, в Бельгии специализированные учреждения для проживания пожилых должны самостоятельно предоставлять услуги в сфере питания и обслуживания. В Венгрии организации занимающиеся продажей терапевтического оборудования должны предоставлять услуги по доставке и технической помощи.

Примером ограничения межотраслевой деятельности является его существование в двух формах: 1) обязательство заниматься одним видом деятельности; 2) ограничение на осуществление одновременно некоторых видов деятельности путем учреждения юридических лиц (joint stock company or in partnership). Несмотря на провозглашенные в Договоре ЕС свободы, в Греции, Болгарии, Литве, Португалии действует данное правило, которое, следуя Договору о ЕС и Директиве N 123, должно быть отменено.

Обратите внимание! Для единообразного понимания и применения норм пункта 30 Протокола впервые определение "тест на экономическую целесообразность" раскрыто, что позволит единообразно применять нормы раздела.
Данное понятие отличается от подобного определения, данного в Протоколе по финансовым услугам (приложение N 17 к Договору), и не охватывает условия, которые связаны с планированием неэкономического характера и обоснованы соображениями общественного интереса, такими как социальная политика, выполнение программ социально-экономического развития, утверждаемых местными органами власти в пределах их компетенции, или охрана городской среды обитания, в том числе выполнение градостроительных планов.

 

Права получателя услуг

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали гарантии и права потребителя на беспрепятственное получение услуги, оказываемой (оказанной) поставщиком услуг другого государства-члена на недискриминационных условиях. Например, действующие ставки сбора за аэронавигационное обслуживание на воздушных трассах для иностранных пользователей воздушного пространства России немного выше, чем ставки сбора за аэронавигационное обслуживание на воздушных трассах для российских пользователей воздушного пространства России, осуществляющих международные полеты.

В этой связи введено новое понятие - "получатель услуги", определяемое для целей раздела N 15 Договора как любое лицо государства-члена, которому поставляется услуга или которое намерено воспользоваться услугой.

Данное определение введено в целях защиты прав получателя услуг от возможной дискриминации, которые ни Соглашением, ни обязательствами в рамках ВТО, СНГ, ЕврАзЭС не были защищены.

Таким образом, расширен субъектный состав лиц, на которых распространяется действие раздела N 15 Договора. В отличие от ранее действовавшего Соглашения права и гарантии закреплены и для получателей услуг (далее они раскрыты в подразделе 7 Протокола)

Пунктом 49 - 50 раздела VI приложения N 16 установлены гарантии по обеспечению неприменения в отношении получателя услуг дискриминационных требований или особых условий в зависимости от его гражданства, места жительства либо места учреждения или деятельности.

В свою очередь, пунктом 49 раздела VI приложения N 16 предусмотрена обязанность каждого государства не устанавливать в отношении получателя услуг требований или особых условий, ограничивающих право на получение, использование или оплату услуги, оказываемой (оказанной) поставщиком услуг другого государства-члена.

Обратите внимание! Впервые пунктом 49 раздела VI приложения N 16 установлены гарантии свободы выбора услугодателя и неприменения мер, направленных на ограничение круга поставщиков услуг.

Отсутствие гарантий права лиц на получение информации о предлагаемой услуге нивелировало любые обязательства в части торговли услугами. Поэтому пунктом 51 раздела VI приложения N 16 установлено, что государства-члены обязывают поставщиков услуг предоставлять получателям услуг необходимую информацию о предлагаемой услуге, ее цене, качестве и иную информацию, необходимую для выбора поставщика услуги и вида необходимой услуги.

Таким образом, разделом N 15 гарантированы права получателей услуг, которые не были предусмотрены ни одним актом ТС и ЕЭП. Отныне граждане и предприниматели Беларуси, равно как и других сторон, будут обслуживаться на территориях других государств-членов по тарифам, предусмотренным для своих соответствующих категорий предпринимателей и граждан. Данное общее правило действует, безусловно, за исключением случаев, определенных в решении Высшего Совета от 23.12.2014 N 112 и указанных в пункте 52 приложения N 16 к Договору.

Справочно. Пунктом 52 Протокола предусмотрено, что ничто в настоящем Протоколе не затрагивает право государства-члена принимать любые меры, необходимые для реализации его социальной политики, включая вопросы пенсионного обеспечения и социальной поддержки населения. Данная конкретизация возможных ограничений сделана по соображениям исполнения гарантий гражданам, установленных Конституциями Сторон, например обучение в средней школе только на государственном языке.

Подход к защите прав получателей позволит предотвратить предъявление дискриминационных требований к получателю услуг на основании его гражданства или места жительства, поскольку ограничения свободы услуг касаются как поставщиков, так и получателей.

В ЕАЭС доступ получателя (потребителя) к услуге также не должен ограничиваться путем применения критерия гражданства или места жительства получателя, в том числе установление разных тарифов, цен и условий для предоставления услуги.

Принцип недискриминации в рамках внутреннего рынка подразумевает, что доступ получателя услуги не может ограничиваться путем применения критерия гражданства или места жительства получателя, что позволит расширить торговлю услугами внутри Союза и увеличить их конкурентоспособность на внешних рынках. В этой связи пунктом 49 Протокола предусмотрено, что каждое государство-член не устанавливает в отношении получателя услуг требований или особых условий, ограничивающих право на получение, использование или оплату услуги, оказываемой (оказанной) поставщиком услуг другого государства-члена, включая выбор поставщика услуг или обязанность получения разрешения компетентных органов.

В то же время по настоянию уполномоченных лиц сторон (регуляторы естественных монополий и транспорта) на последнем этапе согласования проекта (за день до подписания Договора) введена норма, в соответствии с которой вопросы доступа потребителей к услугам, охватываемым разделами XIX, XX и XXI Договора, и режима, предоставляемого потребителям таких услуг, регулируются положениями этих разделов соответственно.

 

Ограничения

Пунктом 2 Протокола предусмотрена передача полномочий на утверждение ВЕЭС индивидуальных национальных перечней, что позволит без внесения изменений в Договор о ЕАЭС поэтапно исключать "закрытые" секторы услуг и видов деятельности из индивидуальных национальных перечней, реализуя, таким образом, нормы Договора о ЕАЭС.

Несмотря на указанные положения, государства-члены зарезервировали за собой право применять отдельные ограничения и условия, указанные:

  • в национальных перечнях, утвержденных решением ВЕЭС от 23.12.2014 N 112, которые в соответствии с Договором подлежат поэтапной отмене;
  • в приложении N 2 к Протоколу о торговле услугами (приложение N 16 к Договору).

Данные национальные перечни:

  • являются индивидуальными для каждой из сторон, исчерпывающими и сформированным по "негативному" принципу;
  • подлежат поэтапному устранению.

Самые маленькие перечни, скорее всего, будут у Армении, состоящие всего из 10 - 12 ограничений, так как в этой стране самое либеральное законодательство из стран СНГ, что подтверждается сопоставлением различных рейтингов и анализом правовых актов Армении.

 

Внутреннее регулирование

В актах ТС и ЕЭП отсутствовал принцип оптимизации внутреннего регулирования, необходимый для обеспечения устранения барьеров и иных ограничений во внутреннем регулировании.

Согласно подп. 1 пункта 2 статьи 67 этот принцип базируется на обязанности государств-членов поэтапно провести процесс упрощения и (или) упразднения избыточных требований и процедур для услугодателей, получателей услуг, лиц, осуществляющих деятельность и (или) учреждение, и инвесторов. При этом данная оптимизация должна проходить с учетом наилучшей международной практики (соглашений и правил ВТО, ЮНКТАД, ЮНСИТРАЛ и т.д.) регулирования секторов или применения наиболее прогрессивных моделей государств-членов, то есть внедрения наиболее либеральной и прозрачной практики регулирования.

Нормы Соглашения не распространялись на процедуры выдачи разрешений компетентными органами государств-членов, что создавало препятствия на этапе выдачи и использования разрешений на нелицензируемые виды деятельности. Подп. 16 и 17 пункта 6 приложения N 16 впервые введены определения "разрешительные требования и процедуры", "разрешение" для целей единого рынка и внутреннего регулирования при торговле услугами и в отношении учреждения и (или) деятельности.

Установленные требования, предъявляемые к органам Сторон при внутреннем регулировании торговли услугами, учреждении и деятельности, направлены на: недопущение возникновения барьеров и иных ограничений; устранение барьеров и иных ограничений.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали нормы, фиксирующие невозможность применения любых возможных ограничительных требований и процедур, которые аннулируют имеющиеся обязательства государств-членов и ухудшают условия доступа на рынок по состоянию на момент подписания Соглашения.

Обратите внимание! Пунктом 62 приложения N 16 закреплена невозможность ухудшения действующего режима в части неприменения разрешительных требований и процедур (сокращающих или аннулирующих выгоды), которые не были установлены национальным законодательством и не применялись государствами-членами на дату подписания Договора (25.05.2014).

Таким образом, любой акт, не соответствующий критериям, указанным в пункте 62 приложения N 16, не подлежит применению и должен быть отменен.

Пунктом 61 Протокола расширена сфера применения нормы, которая распространяется в том числе и на осуществление деятельности. При этом разрешительные процедуры и требования охватывают более широкий спектр отношений, чем квалификационные требования и процедуры, стандарты и требования лицензирования. Кроме того, расширена сфера применения в части учреждения и деятельности.

В пункте 64 Протокола расширены: 1) сфера действия; 2) действующие положения и гарантии для лиц государств-членов.

Более того, пунктом 61 Протокола предусмотрена обязанность ЕЭК и Сторон разработать и утвердить Правила в отношении регулирования торговли услугами, учреждения и деятельности, целью является обеспечение того, чтобы разрешительные требования и процедуры в том числе:

  1. основывались на таких объективных и гласных критериях, как компетентность и способность осуществлять торговлю услугами и деятельность;
  2. не были более обременительными, чем это необходимо для обеспечения безопасности осуществляемой деятельности, а также безопасности и качества поставляемой услуги;
  3. не являлись сами по себе ограничением для торговли услугами, учреждения и (или) деятельности.

Действие таких Правил должно распространяться на меры государств-членов, направленных на регулирование торговли услугами, учреждения и деятельности.

Одной из основных стратегических целей каждого государства является улучшение бизнес-среды. Для достижения этой цели уполномоченными органами по развитию предпринимательства государств на постоянной основе проводится работа, направленная на сокращение избыточных требований и процедур, создающих барьер для осуществления предпринимательской деятельности.

В целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей внутреннее регулирование торговли услугами, учреждения и деятельности в государствах-членах осуществляется путем принятия и применения обязательных требований для субъектов предпринимательства и прохождения ими определенных разрешительных процедур. Одна из основных трудностей, с которой сталкиваются, в частности, субъекты малого и среднего предпринимательства в доступе к деятельности по оказанию услуг и ее осуществлении, заключается в сложности, длительности и правовой неопределенности разрешительных требований и процедур. Ввиду этой причины, следуя примеру наилучшей международной практики и наиболее прогрессивных моделей государств-членов Союза, надлежит установить единые принципы регулирования торговли услугами, учреждения и деятельности в рамках Союза.

В связи с созданием Союза обеспечение благоприятного бизнес-климата и эффективного регулирования предпринимательской деятельности должно являться целью не отдельных государств, а Союза в целом.

На пути к достижению такой цели и разработан проект Правил в отношении регулирования торговли услугами, учреждения и деятельности (далее - проект Правил).

Чтобы облегчить доступ к торговле услугами, деятельности и их осуществление на внутреннем рынке, проектом Правил устанавливается общая для всех государств-членов цель административного упрощения и предусматриваются положения, касающиеся, в частности, права на информацию, выполнения процедур электронным путем и установления четких правовых рамок для регулирования торговли услугами, учреждения и деятельности. Иные меры, принимаемые на национальном уровне для выполнения этой цели, могут состоять в сокращении количества процедур и формальностей, применяемых к торговле услугами, учреждению и деятельности, добиваясь того, чтобы эти процедуры и формальности являлись необходимыми для реализации целей, установленных законодательными актами государств-членов, и не дублировали друг друга с точки зрения своего содержания и своих задач.

Следует отметить основные проблемные вопросы, касающиеся субъектов предпринимательства:

  • постоянное увеличение количества разрешений;
  • необоснованность введения новых разрешений;
  • неиспользование оценки рисков в разрешительной системе.

В этой связи проект Правил предусматривает:

  • регламентацию порядка установления регуляторных требований и процедур в актах Союза и в нормативных правовых актах государств-членов, ввиду того что регуляторные требования и процедуры устанавливаются как на национальном, так и наднациональном уровне;
  • проведение оценки эффективности действующих нормативных правовых актов, принимая во внимание, что установленные требования и процедуры в законодательстве государств-членов не всегда эффективны на практике;
  • установление обязанности компетентных органов предоставлять разъяснения положений принятых нормативных правовых актов и иных актов, так как для субъектов предпринимательства получение необходимой информации касательно установленных норм законодательства от компетентных органов в большинстве случаев также является затруднительным;
  • закрепление единых стандартизированных подходов к разрешительным требованиям и осуществлению разрешительных процедур, а также квалификационных требований для физических лиц, обеспечивающее благоприятные условия для субъектов предпринимательства;
  • регламентацию уведомительной процедуры, так как не во всех государствах-членах установлен порядок существующей уведомительной процедуры;
  • контрольные (надзорные) требования и процедуры, эффективность которых обеспечивается посредством:
    • внедрения системы управления рисками;
    • четкой правовой регламентации контроля (надзора);
    • законодательного закрепления гарантий прав регулируемых лиц;
  • положения по совершенствованию регуляторных требований и процедур, устанавливающие требования по мониторингу избыточных и неэффективных требований и процедур, а также сроки установления и введения в действие требований, ухудшающих положение регулируемых лиц.

Можно отметить, что принятие целого ряда указанных выше положений позволят сделать систему регулирования Союза прогрессивной по сравнению с разрешительными системами большинства других государств в аспекте эффективности применяемых разрешительных инструментов, антикоррупционных мер и снижения уровня нагрузки на бизнес.

В свою очередь, представители отдельных регуляторов одной из Сторон считают нецелесообразным устанавливать какие-либо рамки в проекте Правил для своей трудовой деятельности, например против наличия нормы, предусматривающей признание разрешения выданным в случае отсутствия ответа о выдаче (от регулятора) или отказа в выдаче разрешения в установленный срок.

Вместе с тем ЕЭК данная норма была разработана с учетом наилучшей международной практики и наиболее прогрессивных моделей государств-членов, в частности, аналогичная норма предусмотрена Директивой ЕС N 123 от 12 декабря 2006 года, Законом Республики Казахстан "О разрешениях и уведомлениях", Законом Республики Армения "О лицензировании". Данная норма конкретизирует баланс ответственности компетентных органов за нарушение сроков выдачи разрешения либо ответа об отказе в его выдаче заявителю.

Отсутствие такой нормы (поименованной в законодательстве разных стран, имеющих наивысшие рейтинги, как "одобрение по умолчанию") на уровне Союза является:

  • высочайшим коррупциогенным фактором, т.к. уполномоченное должностное лицо регулятора может на вполне законных основаниях понуждать соискателя разрешения к даче взятки, поскольку, например, на практике с момента принятия решения о выдаче разрешения до момента и подписания разрешения проходит несколько месяцев;
  • дестабилизирующим и дезинтеграционным фактором, так как неисполнение обязанности, установленной пунктами 57 - 64 Протокола, например при нарушении срока выдачи разрешения, повлечет за собой: разбирательство на международном уровне, включая Суд Союза, с последующим взысканием через национальные судебные инстанции суммы ущерба (т.е. из бюджета государства, орган которого нарушил этот срок);
  • нивелированием любых договоренностей в рамках Союза, так как является непреодолимым латентным барьером для деятельности предпринимателей, увеличивающим затраты и порождающим неопределенность.

Учитывая обязательность применения Правил, регулятором одной из Сторон ставится вопрос о нераспространении Правил в отношении секторов услуг и видов деятельности, закрепленных в приложении 2 к приложению N 16 к Договору о ЕАЭС, и на Индивидуальные национальные перечни изъятий, дополнительных требований и условий, которые были утверждены решением Высшего Евразийского экономического совета от 23 декабря 2014 г. N 112.

Вместе с тем такое исключение будет прямо противоречить Договору в связи с тем, что в разделе 9 Протокола о торговле услугами, учреждении и деятельности, являющегося приложением N 16 к Договору о ЕАЭС (далее - Протокол), не предусматриваются возможность установления каких-либо изъятий или ограничений.

Кроме того, индивидуальные национальные перечни устанавливают изъятия по субъектам, ограничивающие возможность предоставлять услуги и осуществлять деятельность иностранных лиц или лиц с иностранным капиталом, тогда как Правила, исходя из требований раздела 9 Протокола, являются "национально нейтральными" и применяются ко всем лицам независимо от их резидентного статуса.

Их действие направлено в том числе на любые меры государств-членов, которые должны применяться разумным, объективным и беспристрастным образом, в том числе в отношении субъектов, которые решили поставлять услугу и осуществлять деятельность на любых условиях (как в отношении секторов, находящихся в состоянии единого рынка или не попавших в такое состояние, секторов с установленными ограничениями (индивидуальными национальными или горизонтальными) или не имеющими таковых).

Проектом Правил устанавливается срок (один раз в год) проведения оценки эффективности действующих нормативных правовых актов в целях поэтапного упрощения и (или) упразднения избыточных регуляторных требований и процедур.

Такая периодичность заложена в проекте Правил ввиду того, что Договором в качестве одного из способов и этапов либерализации предусмотрено упрощение и (или) упразднение избыточных регуляторных требований и процедур. Кроме того, государствами-членами проводится такая работа на сегодняшний день. Без установления сроков такой процедуры реализация положений раздела N 15, направленного на либерализацию, априори будет неисполнима.

 

Инвестиции и инвестиционные меры

Отсутствие понятия "инвестор" не позволяло квалифицировать любое лицо другого государства-члена в качестве инвестора, и, соответственно, отсутствовали равные права и гарантии, предусмотренные для национальных инвесторов. Подп. 8 пункта 6 приложения N 16 введено понятие "инвестор", что позволило распространить правовые нормы о защите и поощрении инвестиций на все категории инвесторов государств-членов.

Отсутствие понятия "инвестиции", охватывающего все виды инвестиций, не позволяло применять нормы, направленные на их защиту. Подп. 7 пункта 6 Приложения N 16 введено понятие "инвестиции", что позволило расширить сферу применения норм о защите и поощрении инвестиций, распространяющихся не только на "учреждение" и "деятельность", но и на любые иные виды инвестиций, не охватываемые Соглашением. В связи с этим объем прав и гарантий хозяйствующим субъектам и гражданам значительно увеличен.

Отсутствие понятия "деятельность в связи с инвестициями" не позволяло обеспечивать защиту и предоставлять национальный режим, режим наибольшего благоприятствования и использовать другие защитные нормы в отношении перечисленных в этом понятии видов деятельности. Подп. 3 пункта 6 приложения N 16 введено определение "деятельность в связи с инвестициями", включающее в себя "владение, пользование и (или) распоряжение инвестициями", что позволяет применять в отношении таких действий защитные меры, включая предоставление национального режима, РНБ, а также справедливого и равноправного режима, предусмотренного приложением N 16.

В соответствии с актами ТС и ЕЭП невозможно было применять в отношении всех форм инвестиций нормы о защите и поощрении инвестиций.

Пунктом 66 приложения N 16 установлено, что защита и поощрение инвестиций распространяются на все формы инвестиций.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязательства об обеспечении справедливого и равноправного режима в отношении инвестиций и деятельности в связи с инвестициями. Пункт 68 приложения N 16 установлено, что государства-члены обеспечивают на своей территории справедливый и равноправный режим (такой же, как и к своим лицам) в отношении всех инвестиций и деятельности в связи с инвестициями, осуществляемых инвесторами других государств-членов.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязательства по предоставлению инвестору прав на национальный режим, предоставляемый в отношении инвестиций и деятельности в связи с ними. Пунктами 68 - 69 приложения N 16 установлено право инвесторов на предоставление режима не менее благоприятного, чем режим, который предоставляется этим государством-членом в отношении инвестиций и деятельности в связи с такими инвестициями, осуществляемых своими (национальными) инвесторами, кроме инвестиций, вкладываемых при учреждении или деятельности в понимании Протокола.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали обязательства по предоставлению инвестору прав на режим наибольшего благоприятствования. Пунктом 70 приложения N 16 установлен режим наибольшего благоприятствования (такой же, как и для третьих стран) в отношении всех инвестиций, кроме инвестиций, вкладываемых при учреждении или деятельности в понимании Протокола.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовало право выбора инвестора между национальным режимом и режимом наибольшего благоприятствования. Пунктом 71 приложения N 16 установлено право выбора наиболее благоприятного режима для инвестора.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовал правовой режим и нормы о защите инвестиций, вложенных (вкладываемых) в объекты предпринимательской деятельности в качестве имущественных и иных прав, имеющих денежную оценку (за исключением прямых инвестиций), критерии которых раскрыты в понятии "учреждение". разделом VII приложения N 16 предусмотрены: 1) режимы в отношении инвестиций; 2) защитные меры в отношении инвестиций; 3) гарантии прав инвесторов, в том числе на возмещение ущерба при экспроприации, национализации, а также иных мерах, равносильных по последствиям с ними. Закреплены положения о переходе прав инвесторов и порядке разрешения инвестиционных споров.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали гарантии и механизмы правовой защиты инвестиций, осуществляемых в форме вложения материальных и нематериальных ценностей в объекты предпринимательской деятельности в качестве денежных средств, права на осуществление предпринимательской деятельности, имущественных и иных прав, имеющих денежную оценку (кроме инвестиций при учреждении). Пункты 69 - 74 приложения N 16 ввели понятие "инвестиции", что позволило распространить нормы о правовых режимах, о возмещении ущерба и гарантиях прав инвесторов, о порядке разрешения инвестиционных споров на любые объекты инвестирования. В актах ТС и ЕЭП отсутствовали нормы, улучшающие правовое положение лиц государств-членов, которые могли бы иметь обратную силу и применяться со времени прекращения существования СССР и образования СНГ. Пунктом 65 приложения N 16 установлена обратная сила в отношении инвесторов и всех инвестиций, которые были вложены в течение последних 23 лет, предшествующих дате вступления в силу Договора о ЕАЭС. Улучшено правовое положение инвесторов и иных лиц государств-членов, интересы которых подлежат защите на равных с инвесторами с даты прекращения существования СССР и образования СНГ.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовала возможности изменять способы осуществления инвестиций, а также форму, в которой инвестиции вкладываются или реинвестируется, чтобы это не смогло повлиять на их статус в качестве инвестиций. Пунктом 67 приложения N 16 установлена гарантия по защите инвестиций при изменении способов осуществления инвестиций, а также форм, в которых инвестиции вкладываются и реинвестируются. В случае если такое изменение не противоречит законодательству государства-реципиента, то оно не будет влиять на их квалификацию в качестве инвестиций.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали гарантии прав инвесторов на осуществление переводов денежных средств и платежей, связанных с инвестициями.

Пунктом 75 приложения N 16 гарантировано право инвестора на беспрепятственное осуществление переводов денежных средств (денег) и платежей, связанных с инвестициями, в любую страну по усмотрению инвестора.

Иными словами, пунктом 75 Протокола предусмотрена обязанность каждого государства-реципиента гарантировать инвесторам других государств-членов после выполнения ими всех налоговых и иных предусмотренных законодательством государства-реципиента обязательств: 1) право использовать и распоряжаться полученными в результате осуществления инвестиций доходами в любых целях, не запрещенных законодательством государства-реципиента; 2) право использовать и распоряжаться полученными в результате осуществления инвестиций доходами в любых целях, не запрещенных законодательством государства-реципиента; 3) право беспрепятственно осуществлять в любую страну по усмотрению инвестора переводы денежных средств (денег) и платежей, связанных с инвестициями, указанных в пункте 8 Протокола.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали гарантии прав любых лиц Сторон на беспрепятственное осуществление переводов денежных средств и платежей, связанных с торговлей услугами, учреждением, деятельностью и инвестициями. Согласно пункту 8 приложения N 16 государство-член отменяет действующие и не вводит новые ограничения в отношении переводов и платежей в связи с торговлей услугами, учреждением, деятельностью и инвестициями, и в частности в отношении: 1) доходов; 2) средств, выплачиваемых в погашение займов и кредитов, признанных государствами-членами в качестве инвестиций; 3) средств, полученных инвестором в связи с частичной или полной ликвидацией коммерческой организации либо продажей инвестиций; 4) средств, полученных инвестором в качестве возмещения ущерба в соответствии с пунктом 77 Протокола N 16, и компенсации, предусмотренной в пунктах 79 - 81 Протокола N 16; 5) заработной платы и других вознаграждений, получаемых инвесторами и гражданами других государств-членов, которым разрешено работать в связи с осуществлением инвестиций на территории государства-реципиента. Переводы, предусмотренные пунктом 8 Протокола N 16, могут производиться в любой свободно конвертируемой валюте. Конвертация средств осуществляется без необоснованной задержки по обменному курсу, применяемому на территории государства-члена на дату перевода денежных средств и осуществления платежей.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали гарантии для инвесторов на использование доходов, полученных ими в результате осуществления инвестиционной деятельности. Пунктом 75 приложения N 16 предусмотрена обязанность каждого государства - получателя (реципиента) инвестиций гарантировать инвесторам других государств-членов после выполнения ими всех налоговых и иных предусмотренных законодательством государства-реципиента обязательств:

  1. право использовать и распоряжаться полученными в результате осуществления инвестиций доходами в любых целях, не запрещенных законодательством государства-реципиента;
  2. право использовать и распоряжаться полученными в результате осуществления инвестиций доходами в любых целях, не запрещенных законодательством государства-реципиента.

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали правовые гарантии в отношении инвесторов другого государства-члена, их инвестиций (за исключением осуществляемых в форме учреждения) и деятельности, связанной с такими инвестициями. Пункты 69 - 74 приложения N 16 установлены гарантии в отношении любых инвестиций (кроме осуществляемых в форме учреждения) и деятельности, связанной с такими инвестициями, как в отношении видов инвестиций (например, объектов предпринимательства, денежных обязательств, недвижимого имущества, портфельных инвестиций и т.д.), так и в отношении способов защиты (таких как положения о возмещении ущерба и гарантии прав инвесторов при экспроприации или национализации; положения о порядке разрешения инвестиционных споров и т.д.).

В определение "деятельность в связи с инвестициями" включено "владение, пользование и (или) распоряжение инвестициями". Определение частично заимствовано из недействующего Соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций, которое так и не вступило в силу для государств-членов.

Понятие "инвестиций" распространило нормы о защите и поощрении инвестиций не только на "учреждение" и "деятельность", но и на любые иные виды инвестиций, не охватываемые Соглашением о торговле услугами и инвестициях. В связи с этим увеличен объем прав и гарантий хозяйствующим субъектам и гражданам.

В связи с тем, что инвесторами могут являться как физические лица, так и юридические, понятие инвестора было унифицировано. Соглашение не использовало понятие "инвестор".

В актах ТС и ЕЭП отсутствовали гарантии для лиц одного государства-члена, действующего на территории другого государства-члена (в том числе через созданные им филиалы, представительства лица либо с их участием), на неприменение к ним инвестиционных ограничений.

Пунктом 32 приложения N 16 расширены сфера применения и круг лиц, на которых распространяются гарантии невведения и неприменения инвестиционных ограничений в отношении лиц любого государства-члена, а также лиц, учрежденных ими, в качестве условий в связи с учреждением и (или) деятельностью (экспорт или импорт либо использование товаров и услуг определенного производителя или поставщика услуг).

Статья 5 Соглашения изложена в новой редакции пункта 32 Протокола, в соответствии с которым государства-члены не вводят и не применяют в отношении лиц любого государства-члена, а также лиц, учрежденных ими, в качестве условий в связи с учреждением и (или) деятельностью следующие дополнительные требования: 1) экспортировать все произведенные товары или услуги или их часть; 2) импортировать товары или услуги; 3) закупать или использовать товары или услуги, государством происхождения которых является государство-член; 4) требования, которые ограничивают продажу товаров или поставку услуг на территорию этого государства-члена, импорт товаров на территорию этого государства-члена или экспорт товаров с территории этого государства-члена и увязаны с объемами производимых товаров (поставляемых услуг), использованием местных товаров или услуг или ограничивают доступ предприятия к иностранной валюте, причитающейся в связи с операциями, указанными в настоящем подпункте; 5) передавать технологии, ноу-хау и иную информацию, имеющую коммерческую ценность, за исключением случаев их передачи на основании решения суда или органа, уполномоченного в области защиты конкуренции, при соблюдении правил осуществления конкурентной политики, установленных иными международными договорами государств-членов.

В основу этих мер положены нормы Соглашения по связанным с торговлей инвестиционным мерам ВТО (далее - ТРИМС) с иллюстративным перечнем связанных с торговлей инвестиционных мер, которые рассматриваются как несовместимые с нормами ГАТТ.

Меры инвестиционного регулирования, которые препятствуют развитию торговых отношений, называются инвестиционными мерами торгового характера (ТРИМС).

ТРИМС обязывает страны-члены ВТО не применять в области регулирования иностранных инвестиций мер, препятствующих развитию международной торговли, и указывает конкретные такие меры. Действие ТРИМС распространяется только на инвестиционные меры, связанные с торговлей товарами.

Действие раздела Договора, в отличие от ТРИМС, распространяется как на инвестиционные меры, связанные с торговлей товарами, так и с торговлей услугами.

Применение перечисленных мер запрещается независимо от того, являются ли эти меры обязательным условием создания организаций с иностранным капиталом или их соблюдение необходимо для получения последним каких-либо льгот, например в виде мер господдержки.

Действующие положения статьи 20 Соглашения расширены в отношении осуществления инвестиций, так как в сферу регулирования действующего Соглашения не включались положения об инвестициях. Нормы, предусмотренные в Договоре о ЕАЭС в части защиты и поощрения инвестиций, могут не распространяться на инвестиции из третьих государств. Уточнены действующие положения статьи 20 Соглашения в части дополнения пункта 10 статьи 65 Договора о ЕАЭС нормой, гарантирующей права исключительно инвесторов и инвестиций из государств-членов, осуществляемых вне учреждения.

В пункте 65 Протокола установлен максимальный срок, с которого действие раздела распространяется на любые инвестиции, осуществленные с территории государств-членов (то есть с даты упразднения СССР и образования на его территории независимых государств).

В пункте 65 Протокола объединены два понятия, которые использовались в Соглашении о торговле услугами и инвестициях и Соглашении о поощрении и взаимной защите инвестиций. Объединение и разграничение этих понятий распространяет нормы о защите и поощрении инвестиций и на инвестиции, осуществляемые в рамах учреждения.

Пунктом 65 Протокола предусмотрено, что каждое государство-член обеспечивает на своей территории справедливый и равноправный режим в отношении инвестиций и деятельности в связи с инвестициями, осуществляемых инвесторами других государств-членов.

В связи с тем, что Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах - членах Евразийского экономического сообщества не вступило в силу, данные нормы являются новыми для Союза.

Режим, указанный в пункте 68 Протокола, должен быть не менее благоприятным, чем режим, который предоставляется этим государством-членом в отношении инвестиций и деятельности в связи с такими инвестициями, осуществляемых своими (национальными) инвесторами. В данной норме речь идет о национальном режиме в отношении всех инвестиций, не охватываемых инвестициями, вкладываемыми при учреждении или деятельности в понимании Протокола.

Согласно пункту 70 Протокола каждое государство-член предоставляет при таких же (подобных) обстоятельствах инвесторам любого другого государства-члена, их инвестициям и деятельности, связанной с такими инвестициями, режим не менее благоприятный, чем режим, предоставляемый инвесторам любого третьего государства, их инвестициям и деятельности, связанной с такими инвестициями. По сути, в данной норме речь идет о режиме наибольшего благоприятствования в отношении всех инвестиций, не охватываемых инвестициями, вкладываемыми при учреждении или деятельности в понимании Протокола.

Режимы, предусмотренные пунктами 69 и 70 Протокола, должны предоставляться государствами-членами по выбору инвестора в зависимости от того, какой из режимов является наиболее благоприятным.

Таким образом, с 01.01.2015 произошло кардинальное расширение гарантий прав инвесторов.

Август 2015 г.



Таможенные услуги

Участнику ВЭД

Таможенному брокеру