Договоры морского агентирования и морского посредничества

 

Договор морского агентирования. Нормы, посвященные агентированию, впервые были включены в гражданское законодательство Российской Федерации в качестве самостоятельного раздела (глава 52 ГК) в 1996 г. До этого агентский договор широко применялся в морском судоходстве в соответствии с принципом, закрепленным в ГК 1964 г. (ст. 4), согласно которому стороны имели право заключить любой договор, в том числе не предусмотренный законом, при условии что этот договор не противоречил общим началам и смыслу гражданского законодательства (в действующем ГК это положение содержится в п. 2 ст. 421 и в подп. 1.8). Пунктом 4 ст. 1005 ГК, посвященной агентскому договору, предусмотрена возможность специального регулирования законом особенностей отдельных видов агентского договора. Договор морского агентирования (глава XIII КТМ) и является такой разновидностью.

Согласно ст. 232 КТМ по договору морского агентирования морской агент обязуется за вознаграждение совершать по поручению и за счет судовладельца юридические и иные действия от своего имени или от имени судовладельца в определенном порту или на определенной территории. Правила главы XIII носят диспозитивный характер. Как и в других областях морского судоходства, международными неправительственными организациями разработаны стандартные формы. Федерацией национальных и социальных морских брокеров и агентов (ФОНАСБА) разработаны стандартное линейное агентское соглашение (1993 г.) и Генеральное агентское соглашение, а в 1998 г. Субагентское соглашение. Все они рекомендованы БИМКО для использования судовладельцами.

Морской агент может совершать определенные действия по поручению судовладельца как от своего имени, так и от имени судовладельца. Следует иметь в виду, что (в отличие от обязанности доверителя выдать поверенному доверенность на совершение юридических действий) при договоре поручения ни правилами главы 52 ГК, ни нормами главы XIII КТМ на судовладельца (принципала) не возлагается такая обязанность, т.е. морской агент вправе совершать эти действия в силу заключенного договора морского агентирования. По сделке, заключенной морским агентом с третьим лицом от своего имени и за счет судовладельца, морской агент приобретает права и становится обязанным, хотя бы судовладелец и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки (п. 1 ст. 1005 ГК). По сделке, совершенной морским агентом с третьим лицом от имени и за счет судовладельца, права и обязанности возникают непосредственно у судовладельца.

Одной из особенностей договора морского агентирования является территориальная привязка действий морского агента к определенному порту или определенной территории. Эта особенность вытекает из специфики морского судоходства: работа судов в линейном и трамповом сообщении с заходами в конкретные порты, объемы агентских услуг и т.п. В Стандартном соглашении предусматривается, что стороны определяют, в каких портах на территории государства будет осуществляться агентское обслуживание (возможно также оказание агентских услуг внутри территории).

Хотя ни в главе 52 ГК, ни в главе XIII КТМ не говорится о форме, в которой заключается агентский договор, договор морского агентирования в большинстве случаев заключается в простой письменной форме. Согласно п. 2 ст. 1005 ГК в случаях, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия агента на совершение сделок от имени принципала, последний в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, если не докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента. Включение в договор положения о праве агента на осуществление общих полномочий создает презумпцию, что агент вправе совершать любые сделки, обычно принятые при осуществлении данного вида агентирования. В ст. 234 КТМ эта же идея выражена несколько иначе: даже если судовладелец ограничил общие полномочия морского агента на совершение сделок от имени судовладельца, заключенная с добросовестным третьим лицом сделка является действительной и создает права и обязанности для судовладельца. Исключением является лишь ситуация, при которой доказано, что третье лицо, зная о таком ограничении, совершило с морским агентом указанную сделку.

Некоторые ограничения прав принципала (судовладельца) и агента (морского агента) прямо предусмотрены в ст. 1007 ГК. Так, договором может быть предусмотрено обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздержаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора. В то же время договором может быть предусмотрено обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре. Примерно такие же положения содержатся в линейном соглашении ФОНАСБА. Так, агент обязуется не выступать в качестве представителя других судоходных компаний и не заниматься на определенной территории перевозочной или экспедиторской деятельностью, которая может составлять конкуренцию для судовладельца. Судовладелец, в свою очередь, обязуется не назначать на этой же территории других лиц в качестве агентов. Вместе с тем следует иметь в виду, что согласно ст. 1007 ГК признаются ничтожными условия агентского соглашения (договора), в силу которых агент вправе оказывать услуги исключительно определенной категории заказчиков либо заказчикам, находящимся (проживающим) только на определенной территории.

Согласно ст. 235 КТМ морской агент может совершать юридические и иные действия с согласия судовладельца также в пользу другой стороны, уполномочившей его на такие действия. Аналогичная норма отсутствует в главе 52 ГК, однако ст. 1011 ГК установлено, что к отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила, предусмотренные главой 49 ("Поручение") или главой 51 ("Комиссия"), в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени, если эти правила не противоречат существу агентского договора. Поверенный может действовать в качестве коммерческого представителя, который в соответствии с п. 2 ст. 184 ГК вправе осуществлять одновременное коммерческое представительство разных сторон в сделке с их согласия и в других случаях, предусмотренных законом. При этом коммерческий представитель обязан исполнять данные ему поручения с заботливостью обычного предпринимателя. Таким образом, ст. 235 КТМ предоставляет морскому агенту право совершать действия в пользу другой стороны при наличии согласия судовладельца и полномочий иной стороны.

Морской агент вправе в целях исполнения договора морского агентирования заключать договоры морского субагентирования с другими лицами, оставаясь при этом ответственным за действия субагента перед судовладельцем. Морской субагент не вправе заключать с третьими лицами сделки от имени судовладельца, если только не действует на основе передоверия.

Это правило ст. 236 КТМ базируется на соответствующих положениях ст. 1009 ГК, которая носит диспозитивный характер, т.е. агентским договором может быть предусмотрен как запрет на заключение субагентского договора, так и обязанность агента заключить такой договор с указанием или без указания конкретных условий субагентского договора. Как правило, субагент не может совершать сделки от имени судовладельца - исключением является случай, когда он действует на основе передоверия. Согласно п. 1 ст. 187 КТМ морской агент может уполномочить субагента совершать действия от имени судовладельца, если он вынужден сделать это в силу обстоятельств для охраны интересов последнего. В соответствии со ст. 976 ГК судовладелец вправе отвести в этом случае субагента, избранного морским агентом (если субагент - возможный заместитель морского агента - назван в договоре морского агентирования, то морской агент не отвечает ни за его выбор, ни за ведение им дел).

Примерные функции морского агента приводятся в п. 1 ст. 237 КТМ. Согласно этой статье морской агент выполняет различные формальности, связанные с приходом судна в порт, пребыванием судна в порту и выходом судна из порта, оказывает помощь капитану судна в установлении контактов с портовыми и местными властями и в организации снабжения судна и его обслуживания в порту, оформляет документы на груз, инкассирует суммы фрахта и иные причитающиеся судовладельцу суммы по требованиям, вытекающим из договора морской перевозки груза, оплачивает по распоряжению судовладельца и капитана суммы, подлежащие уплате в связи с пребыванием судна в порту, привлекает грузы для линейных перевозок, осуществляет сбор фрахта, экспедирование груза и совершает иные действия в области морского агентирования.

Более подробно функции морского агента оговариваются в конкретных соглашениях (договорах), заключенных судовладельцем и морским агентом. Как уже отмечалось, для этого могут использоваться типовые соглашения, разработанные неправительственными международными организациями, в частности Стандартное соглашение ФОНАСБА. Согласно этому соглашению агент, в частности, осуществляет на территории деятельность по маркетингу, привлекает грузы, рекламирует услуги судовладельца, постоянно поддерживает контакты с портовыми и иными властями, отправителями и получателями, экспедиторами, информирует о приходе и отходе судов, расписании, объявляет тарифы на услуги судовладельца, а также ведет всю необходимую при перевозках документацию, включая подписание коносаментов от имени судовладельца-перевозчика. При портовом агентировании морской агент организует постановку судна к причалу и обеспечивает производство погрузочно-разгрузочных работ, нанимает от имени и за счет судовладельца стивидоров, тальманов и других лиц и следит за надлежащим выполнением ими своих обязанностей, обеспечивает снабжение судов бункером, водой, запасными частями, организует отзыв грузов и т.д. Морской агент должен постоянно информировать судовладельца о положении в порту и мерах, предпринимаемых для скорейшей обработки судна. При возникновении соответствующих ситуаций морской агент нанимает сюрвейеров и организует защиту интересов судовладельца в соответствии с местным законодательством.

Морской агент обязан осуществлять свою деятельность в интересах судовладельца добросовестно и в соответствии с практикой морского агентирования; действовать в пределах своих полномочий; вести учет расходования средств и представлять судовладельцу отчет в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором морского агентирования (п. 2 ст. 237 КТМ). Если судовладелец имеет возражения по отчету, он должен сообщить о них морскому агенту в течение тридцати дней со дня получения отчета, если соглашением сторон не установлен иной срок. В противном случае отчет считается принятым судовладельцем (п. 3 ст. 1008 ГК). В договоре обычно предусматривается обязанность агента проверять все первичные документы, представляемые к оплате за услуги, оказанные судовладельцу, и группировать их порейсно с составлением дисбурсментского счета. Если морской агент производит расчет фрахта и иных платежей, он должен осуществлять эту работу в соответствии с тарифами судовладельца, собирать соответствующие суммы и своевременно и полностью переводить их судовладельцу. Морской агент может производить из суммы фрахта и других платежей оплату дисбурсментских расходов судовладельца.

Судовладелец обязан: предоставлять морскому агенту средства, достаточные для совершения действий в соответствии с договором морского агентирования; возмещать агенту произведенные им расходы; нести ответственность за последствия действий агента, если агент совершает их от имени судовладельца и в пределах своих полномочий; уплачивать агенту (вознаграждение в размерах и в порядке, которые установлены договором морского агентирования (ст. 238 КТМ). Обязанности судовладельца определяются в заключенном договоре, в котором могут быть использованы полностью и частично соответствующие положения Соглашения ФОНАСБА. Судовладелец должен обеспечивать агента необходимой документацией и бланками; обеспечивать полную информацию о движении судов; снабжать агента денежными средствами (при отсутствии причитающихся судовладельцу сумм собранного фрахта) и возмещать ему все платежи, осуществленные им в интересах судовладельца. Если агент предоставляет властям финансовое обеспечение, необходимое для осуществления агентского обслуживания, судовладелец обязан предоставить агенту возмещение (если только необходимость предоставления такого обеспечения не была вызвана действиями или бездействием агента, совершенными умышленно или по грубой неосторожности).

Согласно ст. 1006 ГК, если в агентском договоре размер агентского вознаграждения не предусмотрен и не может быть определен исходя из условий договора, вознаграждение подлежит уплате в размере, который при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги (п. 3 ст. 424 ГК). При отсутствии в договоре условий о порядке уплаты агентского вознаграждения судовладелец обязан уплачивать вознаграждение в течение недели с момента предоставления ему агентом отчета за прошедший период, если из существа договора или обычаев делового оборота не вытекает иной порядок уплаты вознаграждения.

Обычно размер агентского вознаграждения устанавливается в договоре морского агентирования и периодически пересматривается. Этот размер устанавливается исходя из обычных и предвидимых обязанностей агента. Если же морской агент выполняет обязанности, выходящие за обычно принятые пределы, то размер вознаграждения за их выполнение определяется отдельным соглашением.

Договор морского агентирования может быть заключен на определенный срок или без указания срока его действия. В случае если договор морского агентирования заключен на определенный срок, окончание срока действия такого договора влечет за собой его прекращение (п. 1 ст. 239 КТМ). В отличие от общего порядка, установленного гражданским законодательством о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК), п. 2 ст. 239 КТМ предоставляет право каждой из сторон расторгнуть договор морского агентирования, заключенный на неопределенный срок, известив другую сторону об этом не позднее чем за три месяца до даты расторжения договора. Вопрос о последствиях прекращения договора морского агентирования решается в соответствии с гражданским законодательством и с учетом существа такого договора.

Договор морского посредничества. Правила о договоре морского посредничества впервые включены в российское морское законодательство (глава XIV КТМ). Согласно ст. 240 КТМ по договору морского посредничества посредник (морской брокер) обязуется от имени и за счет доверителя оказывать посреднические услуги при заключении договоров купли-продажи судов, договоров фрахтования и договоров буксировки судов, а также договоров морского страхования. Правила, установленные главой XIV, применяются, если соглашением сторон не установлено иное, т.е. носят диспозитивный характер.

Сторонами договора морского посредничества являются доверитель и морской брокер. Исходя из характера услуг, предоставляемых морским брокером, следует считать, что к отношениям, не урегулированным главой XIV КТМ, применяются правила, предусмотренные главой 49 ГК для договора поручения. Морской брокер является коммерческим представителем, т.е. лицом, постоянно и самостоятельно представительствующим от имени предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 184 ГК). Особенности коммерческого представительства в отдельных сферах предпринимательской деятельности устанавливаются законом и иными правовыми актами (п. 4 ст. 184). Таким образом, договор морского посредничества можно рассматривать как модификацию договора поручения (глава 49 ГК). В КТМ не определяется форма, в которой должен быть заключен договор морского посредничества, однако исходя из п. 3 ст. 184 ГК этот договор должен заключаться в письменной форме и содержать указания на полномочия морского брокера. При отсутствии таких указаний морской брокер совершает действия на основании доверенности. Как и договор поручения, договор морского посредничества может быть заключен с указанием срока, в течение которого морской брокер вправе действовать от имени доверителя, или без такого указания.

Согласно КТМ морской брокер может оказывать посреднические услуги при заключении только четырех видов договоров: купли-продажи судов, фрахтования, буксировки, а также договоров морского страхования. Что касается последнего вида посреднической деятельности, то, на наш взгляд, морской брокер не является страховым брокером, поскольку морской брокер всегда действует от имени доверителя, а страховой брокер осуществляет посредническую деятельность по страхованию от своего имени на основании поручений страхователя или страховщика (п. 3 ст. 8 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации"). При осуществлении посреднической обязательности при заключении договоров морского страхования морской брокер может выступать в качестве страхового агента, действующего по поручению страховщика и от его имени. Статья 242 КТМ предусматривает возможность для морского брокера совершать по поручению доверителя формальности, связанные с приходом судна в порт, пребыванием судна в порту и выходом судна из порта, а также другие действия, которые обычно совершает морской агент в соответствии со ст. 237 КТМ. Однако в этом случае будут применяться правила не главы XIV, а главы XIII КТМ, посвященные договору морского агентирования.

В отличие от правил главы XIII, определяющих основные обязанности морского агента и судовладельца, глава XIV КТМ подобных правил не содержит. Исходя из положений главы 49 ГК можно констатировать, что морской брокер обязан исполнять данное ему поручение в соответствии с указаниями доверителя, который может предоставить морскому брокеру право отступать в интересах доверителя от его указаний без предварительного запроса об этом. В этом случае морской брокер обязан в разумный срок уведомить доверителя о допущенных отступлениях, если иное не предусмотрено договором. Морской брокер обязан сообщать доверителю по требованию все сведения о ходе исполнения поручения, представлять статью с приложением оправдательных документов относительно полученных от доверителя сумм (ст. 245 КТМ).

Доверитель обязан возмещать морскому брокеру понесенные издержки, обеспечивать средствами, необходимыми для исполнения поручения. Он также обязан уплатить морскому брокеру вознаграждение за оказание посреднических услуг при заключении указанных выше договоров, если такие договоры заключены в результате усилий морского брокера. Что касается договоров фрахтования, то ФОНАСБА разработала, а БИМКО рекомендовала проформу Международного контракта о брокерской комиссии для сделок по фрахтованию, согласно которому морской брокер, отфрахтовавший судно по поручению судовладельца в соответствии с условиями соответствующего чартера, имеет право на получение брокерской комиссии или иного вознаграждения либо в соответствии с положениями заключенного чартера, либо в соответствии с условиями, оговоренными в этом контракте. Споры, возникающие из контракта о брокерской комиссии, могут быть переданы на рассмотрение арбитража, место и правила процедуры которого определяются сторонами.

При отсутствии в договоре морского посредничества условия о размере вознаграждения или о порядке его уплаты вознаграждение уплачивается после исполнения поручения в размере, определяемом в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК, т.е. в размере, который при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные посреднические услуги.

Среди Минимальных стандартов для морских агентов, принятых ЮНКТАД в 1988 г., содержатся и минимальные стандарты для морских брокеров, касающиеся их квалификации, финансовой надежности, профессионального поведения. Эти стандарты носят рекомендательный характер.

В соответствии со ст. 243 КТМ морской брокер при заключении договоров может представлять обе стороны таких договоров, если стороны уполномочили его. При этом морской брокер обязан сообщить каждой из сторон, что он представляет также другую сторону и при оказании посреднических услуг обязан действовать в интересах обеих сторон. Хотя в этой статье ничего не говорится о необходимости получения согласия обеих сторон на такое представительство, представляется, что если одна из сторон, получившая указанное выше сообщение, выразит свое несогласие с одновременным представительством, морской брокер должен отказаться от такого представительства.

Договор морского посредничества может быть прекращен вследствие отмены поручения доверителем или отказа морского брокера, при этом сторона, отказывающаяся от договора, должна уведомить другую сторону о прекращении договора не позднее чем за тридцать дней, если договором не предусмотрен более длительный срок (п. 3 ст. 977 ГК). Как доверитель, так морской брокер обязаны возместить убытки, причиненные другой стороне не в результате одностороннего отказа от исполнения договора морского посредничества.



Таможенные услуги

Участнику ВЭД

Таможенному брокеру