Оценка таможенной стоимости

 

Имеет право или должен?

 

Оценка стоимости импортного товара с целью определения размера таможенных платежей представляет собой одну из сложнейших процедур таможенной практики, поскольку, варьируя способы определения таможенной стоимости товара, можно существенно изменять размер взимаемых платежей. Методология оценки таможенной стоимости товара в разных государствах может значительно отличаться.
В настоящее время, как известно, сложились две международные системы по определению таможенной стоимости. Первая установлена Брюссельской конвенцией по оценке товаров в таможенных целях (подписана 15.12.1950, вступила в силу 28.07.1953), вторая - Соглашением о порядке применения статьи 7 Генерального соглашения по тарифам и торговле (1979). В основе обеих систем лежит положение, наиболее четко воспроизведенное в ст. 7 Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), что предполагает отсутствие принципиальных расхождений между ними. Однако существенные различия видны на уровне понятийного аппарата.
В соответствии с Брюссельской конвенцией основой для определения стоимости товаров считается нормальная цена, под которой понимается цена товара в условиях свободной конкуренции между независимым продавцом и покупателем. Источником нормальной цены является некая рыночная константа, на нее не оказывают влияния никакие коммерческие, финансовые и иные отношения.
Соглашение 1979 года отличается большей обстоятельностью в разработке данного вопроса по сравнению с Брюссельской системой оценки, поэтому декларации Всемирной таможенной организации призывают государства присоединиться к данному Соглашению.
Безусловно, любая расчетная база требует создания некоего порядка исчисления таможенного налогообложения. Поэтому методика определения таможенной стоимости, с одной стороны, должна быть общенациональной, увязанной (скоординированной) с общей налоговой системой, порядком ведения бухучета и другими отраслями национального законодательства, а с другой стороны, она должна соответствовать международным нормам.
Российское законодательство заимствовало методы таможенной оценки, выработанные в рамках ГАТТ, что нашло отражение в ст. 323 "Порядок определения и заявления таможенной стоимости товаров" Таможенного кодекса РФ и в нормах Закона РФ от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе".
С 1 июля 2010 года рассматриваемые вопросы регулируются Соглашением об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, от 25.01.2008 (далее - Соглашение). Оно подготовлено с учетом принципов и положений по оценке товаров для таможенных целей Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года. В целом нормы Соглашения повторяют и положения Закона N 5003-1. Однако есть ряд отличий от ранее действовавшего законодательства, которые могут существенно отразиться на участниках внешнеэкономической деятельности.
Например, в соответствии с п. 3 ст. 4 Соглашения при наличии взаимосвязи между поставщиком (иностранным лицом) и покупателем (российским лицом) покупатель должен доказать отсутствие влияния взаимосвязи на цену сделки. В то время как по Закону N 5003-1 декларант имел право доказать отсутствие влияния взаимосвязи на стоимость сделки.
Различие понятий "имел право" и "должен" очевидно. Но каким же образом, казалось бы, незначительный нюанс может повлиять на деятельность компании? Почему так важно с точки зрения дальнейшей успешной и эффективной работы компании доказать, что взаимосвязь не повлияла на стоимость сделки и в чем состоит сложность доказывания?
На основании п. 4 ст. 4 Соглашения стоимость сделки с ввозимыми товарами при поставках между взаимосвязанными лицами принимается только в том случае, если декларант докажет, что стоимость сделки близка к одной из проверочных величин, указанных в Соглашении. Однако на практике доказать это крайне затруднительно, а зачастую практически невозможно.
Заметим, под проверочными величинами понимается стоимость сделки с однородными и идентичными товарами. Безусловно, все, кто хотя бы отчасти сталкивался с этой проблемой, понимают, что российское лицо может и не располагать такой информацией. И тогда из буквального прочтения Соглашения следует, что в этом случае лицо не сможет использовать при заявлении таможенной стоимости метод по стоимости сделки с ввозимыми товарами.
Учитывая вышеизложенное, участники внешнеэкономической деятельности, в частности российские компании, являющиеся дочерними компаниями крупных мировых производителей, могут столкнуться (и уже сталкиваются) с серьезными проблемами, связанными с подтверждением таможенной стоимости и, как следствие, увеличением уплачиваемых таможенных платежей.
К сожалению, в данном случае участниками ВЭД не учитывался один существенный нюанс. В случае если продавец и покупатель являются взаимосвязанными лицами и при этом на основе информации, предоставленной лицом, декларирующим товары, или полученной таможенным органом иным способом, обнаруживаются признаки того, что взаимосвязь продавца и покупателя повлияла на цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате, таможенный орган в письменной форме сообщает лицу, декларирующему товары, об этих признаках (п. 3 ст. 4 Соглашения).
Иными словами, таможенный орган обязан письменно указать участнику ВЭД на признаки, которые, по его мнению, свидетельствуют о влиянии взаимосвязи на стоимость сделки. В этом случае лицо, декларирующее товары, должно доказывать отсутствие влияния взаимосвязанности продавца и покупателя на цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате.

 

Грядут изменения

 

Важно отметить, что в настоящее время готовятся серьезные изменения в Соглашении. Согласно проекту Протокола о внесении изменений и дополнений в Соглашение об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, от 25.02.2008 планируется заменить обязанность доказывания отсутствия влияния взаимосвязи на цену сделки правом на доказывание. Более того, в соответствии с указанным проектом у декларанта появится новый способ подтверждения отсутствия влияния взаимосвязанности продавца и покупателя на цену сделки.
Декларант должен будет представить таможенному органу дополнительную информацию, характеризующую сопутствующие продаже обстоятельства. В свою очередь, таможенный орган при анализе сопутствующих продаже обстоятельств рассмотрит все условия сделки, включая способ, которым покупатель и продавец организуют свои коммерческие отношения, и то, как была установлена рассматриваемая цена.
В случае если в результате проведенного анализа таможенный орган выяснит, что покупатель и продавец - взаимосвязанные лица, которые продают и покупают товары на тех же условиях, в том числе по таким же ценам, как если бы они были не взаимосвязанными лицами, этот факт будет доказательством, что взаимосвязь между продавцом и покупателем не повлияла на цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате.
Определение таможенной стоимости является одним из самых дискуссионных вопросов в таможенном деле. И именно методика определения таможенной стоимости вызывает споры с таможенными органами. Несмотря на изменения в законодательстве, во многом позитивные, судебное обжалование для большинства участников ВЭД остается основным способом защиты своих прав.
Таким образом, таможенное законодательство находится в постоянном развитии. При этом можно предположить, что не все изменения в нормативном регулировании данных вопросов могут положительно сказаться на деятельности внешнеэкономических операторов, по меньшей мере на начальном этапе. При всей очевидности положительного результата процесса интеграции все же неизбежны "болезни роста" при нормативном регулировании, а также при становлении правоприменительной практики в рамках Таможенного союза.
До настоящего времени судебная практика по спорам с таможенными органами по вопросам оценки таможенной стоимости складывалась достаточно однозначно, а именно в пользу участников ВЭД. Это в первую очередь вызвано тем, что судебная практика формируется высшими судебными органами на основании законов и международных соглашений, в то время как в системе таможенных органов в качестве источника формирования правоприменительной практики используются указания, письма региональных таможенных управлений, а также "профили рисков", исходящие от ФТС России, которые, к слову, имеют гриф "Для служебного пользования", что делает невозможным их применение в судебных процессах, в частности, в виде основы судебных решений.
К сожалению, еще рано говорить о сложившейся правоприменительной практике, в частности судебной, в условиях действия ТК ТС и Соглашения об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза. Несмотря на то что указанные документы вступили в силу 1 июля 2010 года, решения о корректировке по товарам, ввезенным в рамках новых условий, могли быть приняты только спустя три, а то и больше месяцев после фактического ввоза товаров. Обжалуются указанные решения в течение трех месяцев, а решения по жалобам, как правило, рассматриваются судами в течение двух - четырех месяцев. И это только первая инстанция.
Тем не менее уже сейчас можно утверждать, что изменение нормативного регулирования таможенного дела в связи с функционированием ТС и формированием Единого экономического пространства неизбежно повлечет за собой изменение правоприменительной практики. Адвокатам и юристам, защищающим интересы участников ВЭД, придется проявить свой профессионализм в условиях, близких к экстремальным, поскольку на предшествующую арбитражную практику опереться будет невозможно, - ее надо будет нарабатывать заново. В таких условиях в наиболее выгодном положении окажутся юридические компании, обладающие не только значительным опытом работы в данной сфере и имеющие высокопрофессиональных юристов, но и способные подойти к решению данных вопросов системно, основываясь на понимании происходящих изменений в правовом поле.



Таможенные услуги

Участнику ВЭД

Таможенному брокеру