Ответственность сторон договора морской перевозки груза по российскому праву

 

Детальное прочтение Гаагских, Гаагско-Висбийских и Гамбургских правил указывает на то, что в каждой из указанных международных конвенций в той или иной части не полностью решены основные вопросы договорного права - вопросы ответственности сторон по договору перевозки груза. В первую очередь это касается ответственности морского перевозчика.
Если данные вопросы не урегулированы на уровне международного права, значит, они должны быть решены на уровне национального законодательства. Рассмотрим вопросы ответственности, если вслед за международным правом применимым правом по договору международной морской перевозки груза будет законодательство Российской Федерации.
Общее правило в отношении ответственности за нарушение обязательств по перевозке установлено в статье 793 ГК РФ. Основания и размеры ответственности в данной статье не указаны, так как ее содержание носит отсылочный характер: ответственность сторон договора перевозки определяется транспортными уставами и кодексами, а также соглашениями сторон. Здесь же говорится о недопустимости соглашений об ограничении или устранении ответственности перевозчика, противоречащих закону. В отношении основных причин, вызывающих ответственность перевозчика, действуют правила статьи 796 ГК РФ. Речь идет об ответственности перевозчика за утрату, недостачу, повреждение или порчу груза.
В КТМ РФ вопросам ответственности сторон договора перевозки груза посвящен § 8 гл. VIII.
Основания ответственности морского перевозчика установлены правилами статьи 166 КТМ РФ. Содержание первого пункта указанной статьи практически в точности соответствует содержанию пункта 2 статьи 4 Гаагских и Гаагско-Висбийских правил (Указанные части Гаагских и Гаагско-Висбийских правил идентичны). В КТМ полностью повторен каталог исключений из ответственности перевозчика с той лишь разницей, что правило о навигационной ошибке перевозчика (Перевозчик не несет ответственности по грузу, если докажет, что повреждение, порча или утрата груза, а также просрочка в доставке произошли вследствие навигационной ошибки при судовождении) вынесено из общего перечня в отдельную статью 167. Можно констатировать, что в статьях 166 и 167 КТМ и в пункте 2 статьи 4 Гаагских и Гаагско-Висбийских правил говорится, не нарушая общности, об одном и том же: перевозчик не несет ответственности по грузу (повреждение, порча, полная или частичная утрата), если найдет поименованное в нормативном акте основание для освобождения от ответственности. Указанные каталоги исключений являются если не полными, то исчерпывающими. Перевозчик освобождается от ответственности, опровергая свою вину, т.е. доказывая, что повреждения или утрата груза произошли не по его вине или вине его работников.

 

Ответственность перевозчика по грузу

 

Исчисление размера ответственности перевозчика за повреждение, порчу, полную или частичную утрату груза основано на правилах статьи 796 ГК РФ. Размер такой ответственности ограничен только стоимостью утраченного или поврежденного груза: не возмещается не полученная в связи с утратой груза прибыль, не возмещаются приобретенные в связи с этим убытки и пр. Это правило нашло свое дальнейшее отражение в статье 169 КТМ РФ. Если груз утрачен полностью - необходимо возместить его полную стоимость. Если груз поврежден или утрачен частично - возмещаются суммы, на которые понизилась его стоимость. Кроме того, перевозчик должен вернуть полученный им в качестве вознаграждения фрахт, относящийся к перевозке утраченного груза или его части.
Указанные положения соответствуют нормам Гаагско-Висбийских правил, за исключением правила о возврате фрахта (О возврате фрахта в отношении утраченного (поврежденного) груза или его части ни в Гаагских, ни в Гаагско-Висбийских правилах нет никаких упоминаний). Более того, содержащиеся в пункте 2 статьи 169 КТМ РФ положения о порядке расчета стоимости груза, подлежащей возмещению, полностью повторяют соответствующие положения Гаагско-Висбийских правил (подпункт (b) пункта 5 статьи 4). Возмещать следует рыночную стоимость товара (Разъяснения, как определяется стоимость товара, в КТМ РФ и Гаагско-Висбийских правилах идентичны) на дату и место выгрузки груза в соответствии с договором перевозки.

Правила определения стоимости утраченного груза, приведенные в статье 169 КТМ РФ, не совпадают с соответствующими правилами, зафиксированными в статье 796 ГК РФ. В ГК РФ за основу определения стоимости утраченного груза принимается контрактная стоимость товара, а в Гаагско-Висбийских правилах и в КТМ РФ - рыночная стоимость товара. Преимущественную силу имеют специальные нормы применимого права, т.е. КТМ РФ. На соответствующие изменения, внесенные в КТМ РФ по сравнению с ГК РФ, повлияло присоединение России к Гаагско-Висбийским правилам (На основании Федерального закона от 6 января 1999 г. N 17-ФЗ).

Следует напомнить, что Гаагские правила и Гамбургские правила никак не указывают на процедуру определения размера возмещения за повреждение, порчу, полную или частичную утрату груза. Если договор международной морской перевозки груза заключен на основании одного из этих международных соглашений, то размер возмещения по грузу будет определяться по нормам применимого права.
 

Ответственность перевозчика за нарушение срока доставки груза


Пункт 2 статьи 166 устанавливает понятие срока доставки по договору морской перевозки и ответственности перевозчика за доставку груза, вернее, за просрочку в его доставке. Срок доставки может быть определен соглашением сторон. При отсутствии такового груз должен быть доставлен в порт назначения в разумный срок, который требуется от заботливого перевозчика с учетом конкретных обстоятельств.
Таких понятий в Гаагских и Гаагско-Висбийских правилах не содержится. Если договор международной морской перевозки груза заключен по одной из этих конвенций, а применимым правом будет российское, то ответственность перевозчика за нарушение срока доставки (задержку в доставке) будет исчисляться по правилам пункта 1 статьи 169 КТМ РФ. Перевозчик отвечает суммами, не превышающими размер вознаграждения (фрахта) в соответствии с договором морской перевозки груза. Иной ущерб по этому основанию не возмещается (принцип исключительной неустойки).
Гамбургские правила определяют понятие "задержка в сдаче груза", что косвенным образом определяет категорию срока доставки груза (пункт 2 статьи 5). Ответственность перевозчика за такую задержку определяется по правилам подпункта (b) пункта 1 статьи 6 Правил. Она ограничена 2,5-кратным размером фрахта за задержанный груз, но не выше всего размера фрахта, подлежащего уплате на основании договора перевозки. Здесь также действует принцип исключительной неустойки.
 

Нарушение срока доставки и юридическая утрата груза


Нарушение срока доставки может перерасти в юридическую для правомочного по договору лица (отправителя, получателя) утрату груза (Груз не утрачен, но не доставлен в порт назначения в максимально отведенный для его доставки срок). Назначение правил, приведенных в пунктах 2 и 3 статьи 166 КТМ РФ, состоит также в том, чтобы определить сроки, по наступлении которых наступает юридическая утрата груза, влекущая за собой требования к перевозчику как за полную утрату всего груза по пункту 1 статьи 169. В пункте 3 статьи 166 сказано о том, что правомочное по договору лицо вправе считать груз утраченным и требовать возмещения за него, если груз не был выдан перевозчиком в порту выгрузки в течение 30 календарных дней по истечении срока доставки (срока выдачи груза). Гаагские и Гаагско-Висбийские правила таких норм не содержат.

Гамбургские правила. Заявление требований о признании груза полностью утраченным будет корректным, если оно основано на том, что груз в соответствии с договором перевозки не был выдан перевозчиком в порту назначения в пределах 60 календарных дней по истечении срока доставки (пункт 3 статьи 5 Гамбургских правил).
Пределы ответственности (ограничение ответственности) перевозчика. По общему правилу, указанному в пункте 3 статьи 170 КТМ РФ, ответственность перевозчика ограничена фиксированными суммами. Они составляют 666,67 расчетных единиц специальных прав заимствования (SDR (SDR (англ.) - Special Drawing Rights)) за место или единицу отгрузки или 2 SDR за каждый килограмм утраченного или поврежденного груза, в зависимости от того, какая сумма выше. В указанные суммы входит возмещение перевозчиком сумм за повреждение, порчу, полную или частичную утрату груза (пункт 1 статьи 170) и возмещение за нарушение срока доставки. Вернее, возмещение по всем основаниям не может превышать обозначенных пределов ответственности перевозчика. Стороны договора морской перевозки груза могут договориться об иных пределах ответственности перевозчика, которые, однако, не могут быть меньше установленных в законе размеров.

Установленные правила практически полностью повторяют нормы, приведенные в Гаагско-Висбийских правилах (подпункты (a), (c), (g) пункта 5 статьи 4). Как и в КТМ РФ (пункт 1 статьи 172), так и в Гаагско-Висбийских правилах (подпункт (e) пункта 5 статьи 4) перевозчик теряет право воспользоваться ограничениями в ответственности, если доказано, что утраты были вызваны его действиями или бездействием, совершенными умышленно или по грубой небрежности. Доказывать такие действия или бездействие должно лицо, требующее снять ограничения с ответственности перевозчика (например, отправитель или получатель).
В Гаагских правилах предел ответственности перевозчика составляет 100 фунтов стерлингов за место или единицу груза (пункт 5 статьи 4). В Гамбургских правилах пределы ответственности перевозчика выше, чем в Гаагско-Висбийских правилах и КТМ РФ: 2 SDR за килограмм массы брутто или 666,67 SDR за каждую единицу отгрузки, поименованную в коносаменте (пункт 1 статьи 6).
Таким образом, пределы ответственности перевозчика по КТМ РФ соответствуют пределам ответственности перевозчика по Гаагско-Висбийским правилам.
Иные аспекты ответственности сторон договора морской перевозки груза. Статья 168 КТМ РФ добавляет перечень признаков к каталогу исключений из ответственности перевозчика, который приведен в статье 166. В большей степени эти признаки носят даже уточняющий характер. Перевозчик не несет ответственности за сохранность перевезенного груза, если он прибыл в исправных грузовых помещениях с исправными пломбами отправителя. Действительно, перевозчик не имел доступа к грузу во время его доставки. Получатель должен доказать обратное. По тем же основаниям перевозчик не должен нести ответственность по грузу, если груз прибыл в исправной таре без следов вскрытия в пути. И наконец, получатель должен доказать вину перевозчика, если груз перевозился в сопровождении отправителя или получателя. Здесь дело в том, что перевозка груза в сопровождении лиц, назначенных отправителем или получателем, подразумевает, что груз во время пути следования находился на попечении этих лиц (проводников).
Статья 171 содержит, в частности, положение (пункт 2), которое говорит о том, что при предъявлении требований к работникам и агентам перевозчика они имеют такое же право на ограничение ответственности, как и сам перевозчик. В целом нормы статьи 171 в совокупности с пунктом 2 статьи 172 почти в точности повторяют нормы статьи 4-бис Гаагско-Висбийских правил. В обоих документах, в частности, декларируется, что суммарно с перевозчика, а также с его работников и агентов не могут быть взысканы суммы больше тех, которые определены в соответствующем нормативном акте.
Статья 173 КТМ РФ определяет ответственность фактического перевозчика. Ее содержание повторяет содержание статьи 10 Гамбургских правил. Гаагские и Гаагско-Висбийские правила не разделяют перевозчиков на фактических и договорных (И в Гаагских, и в Гаагско-Висбийских правилах присутствует только термин "перевозчик", означающий сторону договора международной морской перевозки груза).

Статья 174 КТМ РФ посвящена распределению ответственности перевозчиков в том случае, когда перевозчиком выдан сквозной коносамент и часть перевозки осуществляется иным, нежели перевозчик, лицом. По своему содержанию данная статья соответствует статье 11 Гамбургских правил.
Пункт 1 статьи 175 КТМ РФ указывает на императивный характер норм и правил, установленных при перевозке грузов на основании коносаментов.
Ответственность отправителя по договору морской перевозки установлена в статье 176 КТМ РФ. По сути своей она тождественна той, которая установлена в пункте 3 статьи 4 Гаагско-Висбийских правил. Однако изложена в иной форме. Если в Гаагско-Висбийских правилах говорится о том, что отправитель не отвечает за убытки перевозчика, происшедшие не по его вине, а также не по вине его агентов и служащих, то в КТМ РФ сказано то же самое, но в утвердительном виде.



Таможенные услуги

Участнику ВЭД

Таможенному брокеру